Народный артист Азербайджана: «Пушкин не только познакомился с моим предком, он еще и посвятил ему стихотворение» - ФОТО

Народный артист Азербайджана: «Пушкин не только познакомился с моим предком, он еще и посвятил ему стихотворение» - ФОТО
16 октября 2021
# 18:30

Как то,  несколько месяцев назад, в одном из информационных сайтов была опубликована статья про старинный дом,  в селении Туг, расположенном недалеко от Шуши, который когда-то   принадлежал  знаменитому ученому, первому министру путей сообщения Демократической республики Худадад бею Мелик Асланову. 

В данной статье упоминались люди, состоящие во  второй степени   родства с этой знаменитой фамилией, тогда как прямой наследник знаменитого Худадад бея и сегодня своим  искусством и профессионализмом прославляет Азербайджан, как у себя дома, так и за границей.

Прямым внуком внуком Худадад бея, является наш несравненный дирижер, Народный артист, профессор, Рамиз Мелик Асланов.  Нам удалось связаться с ним в Стамбуле и  взять интервью, в котором в частности Рамиз муаллим  рассказал нам о своем дедушке, семейных преданиях, отце и о своих  творческих планах, которые он  связывает с Карабахом.

 

- Рамиз бей, не так давно, в селении Туг журналистами был обнаружен ваш родовой дом, принадлежавший когда - то Худадад беку Мелик-Асланову. Это был ваш дедушка, расскажите нам о нем поподробнее.

 - Худадат-бек Ага оглы Мелик-Асланов, мой дед родился в Шуше в июне 1879 года.

В  Шуше он окончил Шушинское  реальное училище, у меня дома есть его аттестат зрелости из этого училища,  и все  его документы. Далее  он поступил в Санкт- Петербургский Институт путей сообщения. В то время  люди, закончившие  этот  институт, воспринимались обществом так же, как сегодня мы воспринимаем космонавтов. 

Окончив институт Путей сообщения в Петербурге ( в царское время) некоторое время  он проработал в Петрозаводске (Карелия). 

Вообще, должен вам сказать, что  на то время Худад бек был первым профессором  азербайджанцем по техническим наукам. Причем, профессором он стал в тридцать с небольшим лет. У него было много научных публикаций, работ. После Петрозаводска его отправили в Кутаиси, где по его проекту строилась очень сложная горная железная дорога, как я считаю одна из сложнейших в мире, так как прокладывалась она через крутые Кавказские горы, сквозь которые нужно было строить туннели.  В 1917 году была создана Закавказская федерация, а перед этим решением Временного правительства  Худадад бек был назначен министром путей сообщения, тогда это называлось комиссар путей сообщения Закавказья.

Будучи в ранге министра путей сообщения в Закавказской Федерации  он стал  там первым представителем Азербайджана занимавший такой почетный и высокий пост.

В 1918 году, после падения  Российской Царской империи  Закавказье разделилось на суверенные республики- Грузия Азербайджан, Армения.  И после образования Демократической Азербайджанской республики Мамедэмин Расулзаде предложил моему деду занять пост  премьер министра, но  так как Худадад бей был человеком науки, ему не хотелось идти в политику, поэтому он согласился возглавить Министерство путей сообщения и Министерство почты и телеграммы( в современном понятии Министерство связи). Там он и работал до пришествия  Советской власти. После 20 года его, естественно, освободили от занимаемой должности, хотя  в то время  он являлся одним из создателей политехнического института Азербайджана – сейчас это нефтяная Академия. Портреты Худадад бея Мелик-Асланова висят и в Нефтяной Академии, и в Министерстве связи, и в Главном Управлении железных дорог.  Даже с приходом большевиков какое- то время дедушка был заместителе Гос. плана. Он так же являлся главным редактором при  введении в Азербайджане латинского алфавита. Карьера его продолжилась до 1929 года. Дальше пошли аресты… Первый раз его посадили  в 29 году и выпустили  в 1931. Нужно отметить, что не смотря ни на что его знания очень ценились не только в нашей стране, но и в Москве, хотя из-за своего происхождения он был совершенно не удобен новой власти.

Пришло время и второго ареста - в 33 году, который продлился до 35 года. Папа с бабушкой ездили в Тбилиси в Гамиду Султанову, был такой очень известный человек, (советский азербайджанский партийный и государственный деятель, народный комиссар внутренних дел Азербайджанской ССР (19201921), председатель СНК Нахичеванской АССР (19251929. Ред.).  Из Тбилиси Багирову позвонили, после чего нам сказали, что отца освободят. 

Худадад бек сидел в Баиловской тюрьме, когда родственники пришли за ним в тюрьму во второй половине дня, им сказали, что его освободят завтра, так как сегодня уже поздно. На завтра, когда мой отец пришел за ним, чтобы забрать из тюрьмы,  ему сказали, что Худадад бей скоропостижно скончался. Было понятно, что его убили... Причем похоронили в неизвестной могиле, родственникам не сообщили даже на каком кладбище,  и вообще была ли могила… До сих пор мы ничего об этом не знаем.

С того времени и до 1956 года наша семья считалась семьей врага народа. Это особенно сказалось на моем отце- его не принимали в партию, отстраняли от всех должностей.  Но папа - Лютвели Мелик-Асланов пошел по научной стезе, стал доктором наук, профессором, лауреатом Гос. премии, заместителем директора научно- исследовательского  института по нефти. Мой отец был известным специалистом, стоявшим у истоков основания нефтяной промышленности нашей страны. Что касается ярлыка врага народа, то даже я учась в школе и не особенно понимая все политические тонкости,  на себе ощущал  подобное «особое» отношение. 

- В Шуше сохранился ваш дом? Ведь, насколько нам известно, у Мелик-Аслановых было много домов и в Шуше и в Туге?

- Где сегодня находится наш Шушинский дом я не знаю, но мая бабушка, сестра Худадат бея тоже  вышла замуж за родственника, Мелик-Асланова, и жила в том самом, что в Туге доме, о котором шла речь в  указанной вами статье. Туг находится недалеко от Шуши, это было огромное селение, практически город.

Мой папа жил там в старом родительском доме до семи лет. Когда в 80 -е годы я ездил туда с отцом он показывал мне эти развалины. Тогда я был со своей семьей и детьми и отец мне все подробно рассказывал и показывал, говоря, что было бы не плохо получить обратно то, что нам когда-то принадлежало, но, естественно, это было не реально в то время. 

Наши родственники имели дома в Физулях и в других городах Карабаха, вообще, все что связано с нашими домами я знал, и так же знаю все, что связано с нашей родословной.

Есть такая книга – дворянские фамилии Азербайджана. Там в главе – родословная Мелик- Аслановых,  описана генеалогия нашего рода, которая начинается с 16 века.

 И перечисляются все, кто были основоположниками нашего рода.  Очень интересный факт об одном из своих предков я узнал совершенно недавно. В прошлом году случайно мне попалась одна научная работа, связанная с Пушкином. В знаменитой повести Пушкина «Путешествие в Арзрум» ( 1829 году) он описывал как  в своем путешествии познакомился с молодым поручиком Фаргад беком Мелик-Аслановым.

В Интернете я начал свои поиски и выяснил, что в мало того, что знаменитый Пушкин познакомился с моим предком, так он еще и  посвятил моему пра прапрадеду стихотворение. Вот этот стих:

ИЗ ГАФИЗА

(Лагерь при Евфрате)

Не пленяйся бранной славой,
О красавец молодой!
Не бросайся в бой кровавый
С карабахскою толпой!


Вернувшись домой, Пушкин рассказывал о своем путешествии и у него есть ряд  карандашных набросков из этой экспедиции,  среди которых есть и портретный набросок  моего предка, который Пушкин своей рукой  подписал – Фаргад бек.

- Вы не стали ни полководцем, ни ученым нефтяником, ни железнодорожником, как получилось, что вас увлекла музыка?

- Меня воспитывала бабушка. И если бы не она, не известно еще, кем бы я стал. Бабушка была удивительным человеком, она знала несколько европейских языков, прекрасно играла на фортепиано, никогда меня не ругала. Очень много рассказывала о жизни, наставляла, и думаю, именно ее рассказы сформировали меня как личность.  Время, в которое я рос, было очень сложным, криминальным, это были голодные послевоенные годы, много было хулиганья, бандитизма. Пойти  по плохому пути было очень просто, но именно рассказы бабушки удержали меня от  всех соблазнов того времени. И  ее любовь к музыке передалась  и мне.

- Сегодня, после того, как наше государство восстановило свою государственную целостность,  и, не смотря на пандемию, ускоренными темпами идет  восстановление этих территорий, какую миссию для себя вы видите в этом регионе, в Карабахе?

- После фантастической нашей победы, поверьте, я не сторонник высокопарных слов, но наша победа, войдет в историю Азербайджана, как одна из ее самых ярких страниц!  То, что сделал наш президент,  это просто не возможно выразить словами, такого яркого руководителя у нашей страны еще не было! Я в восторге, не нахожу слов!  После первых дней войны, а я получал информацию из разных источников, я понимал, что в Карабахе армянам наносятся такие удары, от которых они вряд смогут оправиться. Ведь на захваченных территориях были выстроены  такие монолитные бетонные заграждения, что, армяне думали этого достаточно для вечного удержания территорий, думали что мы сквозь них никогда не пройдем, а мы прошли, доказали, что сможем! Конечно, очень  важна тут была и моральная поддержка Турции и многих других стран.  Все это очень сильно оказало влияние на течение событий. 

Но хочу сказать - я очень счастлив, что стал свидетелем всех этих исторических событий, а так же очень рад, что эта война консолидировала весь народ, и насколько понимаю, сегодня уже не существует такого понятия, как - «харалысан». Страна, сплотив в один кулак все народы и национальности, дала отпор врагу. Несмотря на то, что нынешнее поколение, как многие говорили, изнеженно,  что мол все они -дети Интернета и смарт телефонов, никто из молодежи не хотел избежать армии. Все мои родственники: внуки, правнуки рвались на фронт,  и  знаете, не всех и брали, многие стояли в запасе. Я до глубины души потрясен, тем, что наша нация имеет такие глубокие корни единения!

Сегодня в Карабахе практически все дома  разрушены…Только частично Шуша  в более или менее сохранном виде (естественно по сравнению с Агдамом и Физули. Ред.)… 

Мне кажется, что такие памятники архитектуры, как ханские дворцы, мечети, дома выдающихся личностей Карабаха должны стать музеями, это живая история нашей страны и никому не позволено ее стирать с лица земли! 

У меня в душе давно зрела мечта, которая сегодня, как мне кажется,  вполне реальна: пришло время создать Карабахский симфонический оркестр. С нуля создавать оркестр, это дорого, долго, тяжело, но у меня есть идея:  в свое время в 1970  решением правительства Азербайджана был создан симфонический оркестр Радио и Телевидения. Его первым руководителем и создателем был я. 

В 1970 году мы впервые собрались, а в 71 дали наш первый концерт. Сегодня в 2021 году этому оркестру исполняется 50 лет. В восьмидесятых годах этот оркестр на равных выступал во всех значимых музыкальных мероприятиях страны наряду с оркестром великого Ниязи! Наш коллектив был нарасхват, а сегодня этот оркестр влачит жалкое существование. После моего ухода там поменялось несколько дирижеров. Но то, что происходит с коллективом сейчас, просто катастрофа. На базе этого оркестра я предполагаю, можно создать Карабахский симфонический оркестр. Обновив его, преобразовав, нужно переименовать его в Карабахский Симфонический оркестр собою бы олицетворял бы наш Карабах, звуча на разных фестивалях, мероприятиях, достойно представляя нашу древнюю землю и наше музыкальное наследие. 

Создать оркестр с нуля это совсем не просто, тогда мне, в далекие 70- тые понадобилось 10 лет, чтобы оркестр вышел на должный уровень. Если же обновлять оркестр на уже существующей базе - его придется  совершенствовать около пяти лет. 

Все сегодня нужно делать с перспективой на завтра и на очень дальнее будущее. Сейчас пришел новый министр культуры, может быть уже и есть планы на все это. Я не в курсе. Да, в мугаме  нам нет равных – и это супер, но симфоническую музыку  мы так же не имеем право потерять, ведь и здесь нам есть что показать миру. 

В одном из своих интервью я как то говорил, что мечтаю, чтобы в Евлахе был симфонический оркестр, способный исполнять симфонию Маллера, которую евлахская публика еще бы и  слушала затаив дыхание. Многим тогда мои слова показались смешной шуткой, но если сегодня мы не начнем работать в просветительском, образовательном и культурном ключе этого не будет никогда. 

Что касается моей идеи с Карабахским оркестром, то я готов взять на себя его реорганизацию, пока еще силы у меня на это. Если я  нужен своей стране, то с удовольствием начну созидательную работу, насколько хватит сил,  не понадоблюсь, тоже ничего страшного... Так как я уверен – всегда когда есть надобность условия создаются сами по себе..

В последнее время много приходится слышать насчет создания Шушинской консерватории. Это не простое дело, так в свое время Узеир Гаджибеков со всего Советского Союза приглашал лучших педагогов и музыкантов преподавать в Бакинскую Консерватории, в результате, чего, когда я учился у нас был просто высочайший уровень обучения, и как итог выросла плеяда блестящих музыкантов, дирижеров, исполнителей, композиторов. Но опять повторюсь, нужно развивать не один какой-то регион, а в целом  весь Азербайджан. Нужны концертные залы. В Баку до сих пор нет ни одного концертного зала с естественной акустикой. Такого вот  Дома музыки, и не с одним залом  а с несколькими. Вот в Москве,  в Российской Федерации, сколько  построено новых концертных залов. И они опять их строят!

Потому, как хорошие  музыканты экстра класса приедут только туда, где их исполнение доставит удовольствие прежде всего им  самим.  У нас же - ну сыграли, ну похлопали и хорошо… Когда же люди смогут услышать настоящее исполнение, с хорошей акустикой, все почувствуют эту колоссальную разницу.  Опять повторюсь- я за то, чтобы развитие происходило повсеместно! В Стамбуле сегодня действует  несколько консерваторий, в Анкаре несколько, в Измире, да в каждом крупном турецком городе есть консерватории, оркестры, театры, оперные театры. Я вот недавно прочитал, что все наши города  и деревни  в Карабахе будут строиться по одному плану, как в хорошем большом, городе, разницы не будет. А это значит, что и инфраструктура и культурная жизнь будут так же соответствовать хорошим городским условиям.  В Турции нет такого, что музыкант, закончив учебу в Стамбуле, собирается оставаться в Стамбуле, нет. Все едут туда, где есть работа. И на свою зарплату музыканты могут снять квартиру, хорошо жить, совершенно не испытывая никаких трудностей, что в социальном, что в культурном смыслах.

Мы должны думать, как развивать наши города и регионы так, чтобы в нашей стране начался большой культурный подъем. А для этого мы все, как один должны начать движение в этом направлении уже сейчас и безотлагательно.

# 31581
avatar

Мелек Велизаде

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#