Россия спровоцировала Гонку вооружений-2: кто окажется в проигрыше?

Россия спровоцировала Гонку вооружений-2: кто окажется в проигрыше?
11 апреля 2024
# 17:00

Новая эра глобального перевооружения набирает обороты, и она будет означать огромные расходы и ряд сложных решений для западных правительств, которые и так борются с пошатнувшимися государственными финансами, пишет Bloomberg, анонсируя расходы в размере 10 триллионов долларов для стран «G-7» в условиях гонки вооружений двух систем в преддверии намечающейся большой войны.

Несмотря на то, что в прошлом году мировые расходы на оборону достигли рекордных 2,2 триллиона долларов, страны Евросоюза, строящие десятилетия после окончания Второй мировой войны мирную экономику и больше заботящиеся о благосостоянии своих граждан, на фоне войны в Украине и угроз ее разрастания, только начали задумываться, чего потребует безопасность XXI века при наличии агрессивной России, наседающей на их восточные границы, нестабильного Ближнего Востока и растущей китайской армии, перетягивающей на себя внимание Вашингтона в Тихом океане.

Политические лидеры поздравляют себя с прогрессом в достижении целей НАТО, согласно которым члены альянса должны выделять на оборону 2% ВВП. Но чиновники, занимающиеся вопросами безопасности, говорят, что для выполнения планов альянса военные бюджеты, возможно, придется поднять до уровня расходов времен холодной войны — 4%. Если США и их союзники по G7 достигнут такого уровня, это будет равносильно более чем 10 триллионам долларов дополнительных обязательств в течение следующего десятилетия, согласно расчетам Bloomberg Economics.

Жестокая реальность для США и их союзников заключается в том, что в случае успеха Владимира Путина в Украине, им необходимо будет резко усилить оборону в Восточной Европе одновременно с созданием противовеса Китаю, учитывая, как Пекин наращивает сотрудничество с Москвой. Председатель КНР Си Цзиньпин недвусмысленно заявляет о стремлении подчинить Тайвань, если потребуется, силой, и все чаще заявляет о территориальных претензиях Китая в других регионах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Эти двойные угрозы заставляют западных лидеров — и их избирателей — решать проблемы, связанные с налогами, социальным обеспечением и государственными займами, которые назревали годами. 

Анализ Bloomberg Economics показывает, что растущее бремя подготовки к войне создаст новую финансовую парадигму для большинства членов НАТО. Даже простое соблюдение установленного альянсом минимума в 2% годового ВВП на военные расходы затормозит большую часть постпандемической консолидации долга ЕС. Достижение уровня в 4% заставит более слабые государства сделать болезненный выбор между еще более глубоким уровнем заимствований, значительным сокращением других частей бюджета или повышением налогов. Франция, Италия и Испания особенно пострадают, если дополнительные расходы будут финансироваться через рынки облигаций, а государственный долг Рима к 2034 году вырастет до 179% от объема производства с 144% в этом году. Даже США, которые уже выделяют на оборону 3,3% ВВП, при увеличении военного бюджета до 4% в течение следующего десятилетия увидят рост заимствований до 131% с 99%.

Хотя конфликты в Украине и в Газе привлекли внимание к Европе и Ближнему Востоку, резкое увеличение военных бюджетов — явление глобальное. В 2024 году расходы на оборону Китая вырастут на 7,2 % — больше всего за последние пять лет. Малайзия возглавляет прогнозы ежегодного роста расходов 22 стран Азиатско-Тихоокеанского региона, увеличив их на 10,2%. За ней следуют Филиппины с ростом на 8,5%. В США администрация президента Джо Байдена запросит увеличение на 1% для военного бюджета, который уже сейчас превосходит военный бюджет любой другой страны, но Мэтью Кройниг из Атлантического совета говорит, что его необходимо удвоить в процентном отношении к ВВП. «США сейчас находятся далеко не там, где нужно», — сказал он.

Между тем, хотя по словам путинского министра промышленности Дениса Мантурова, российская оборонная промышленность переживает небывалый подъем, объем государственных заказов находится на рекордном уровне, и 98 % из них выполняются, что является, по признаниям чиновников, уникальным показателем в новейшей истории России, поскольку в некоторых областях производство выросло в десять раз, ситуация кажется не столь радужной для них, но в то же время далекой от надежд украинцев и их западных партнеров.

По данным голландского исследовательского проекта Oryx, с начала конфликта на Украине Россия потеряла почти 2900 танков, 5500 бронетранспортеров и других подобных машин. Это означает, что около 90 процентов танков, которыми Россия располагала в феврале 2022 года, были уничтожены. Это звучит как катастрофически высокие потери, которые поставят нереальную задачу перед любой армией мира. Москва же утверждает обратное: в 2023 году российская оборонная промышленность якобы должна была поставить в вооруженные силы 1600 танков. Даже по сравнению с лучшими предыдущими годами это означало бы рост в несколько сотен процентов. 

Дара Массикот из американского аналитического центра Carnegie утверждает, что рост производства, который на первый взгляд кажется поразительным, связан не с производством, а с ремонтом танков, находящихся на хранении. Количество реально производимых новых танков оценивается в 200 единиц в год. 

Перед началом конфликта специализированное издание «Military Balance» оценивало количество современных танков Т-72/Т-80, которые находятся на хранении, примерно в 10 000 единиц, независимо от их состояния. Сравнение спутниковых снимков этих хранилищ под открытым небом показывает, что в период с 2021 по 2023 год они заметно сократились, по некоторым оценкам, на 40 процентов. В настоящее время Россия расконсервирует такие танки, как Т-62 и Т-55, некоторые из которых сейчас находятся в музейном состоянии, в импровизированных модернизированных вариантах. Это может свидетельствовать о том, что стратегический запас современных танков, которые можно легко отремонтировать, постепенно иссякает.

Эксперты из британского Международного института стратегических исследований считают, что при сохранении темпов потерь страна сможет использовать свои резервы еще как минимум два-три года.

Что касается ракет, еще два года назад казалось, что у России они заканчиваются, а производственные мощности составляли всего несколько десятков в месяц. Импорт тысяч иранских беспилотников-камикадзе с осени 2022 года, а затем и их внутреннее производство должны были на время снять эту проблему.

Сейчас ситуация иная. Несмотря на санкции, Россия благодаря серому импорту смогла стабильно наращивать производство ракет и крылатых ракет, некоторые из которых требуют от 40 до 50 западных компонентов. Сейчас ежемесячно производится до 130 ракет и крылатых ракет с дальностью полета не менее 350 километров, а также около 100 ракет с меньшей дальностью.

Дальнейшее увеличение производства, по крайней мере в краткосрочной перспективе, вероятно, невозможно. На это указывают испытания северокорейских ракет и высокий уровень инвестиций в производство беспилотников. По информации из Вашингтона, Москва также ведет переговоры об импорте ракет с Ираном. Крупномасштабные атаки тяжелыми ракеты типа «Кинжал» и «Искандер» или крылатыми ракетами типа X-101 или «Калибр» часто задерживаются на несколько недель, пока не наберется необходимое критическое количество. В марте было проведено несколько таких атак, в которых участвовало около 40 крылатых ракет X-101, дополненных сопоставимым количеством беспилотников Shahed и сопровождаемых несколькими тяжелыми баллистическими ракетами.

В прошлом году газета Washington Post сообщила, что Россия планирует произвести 6 000 беспилотников Shahed внутри страны к лету 2025 года. К 2030 году производство должно вырасти до 32 000 беспилотных летательных аппаратов в год, заявил недавно вице-премьер Андрей Белоусов. В этом году планируется выпустить более 11 000 единиц.

Потребление артиллерийских боеприпасов в России огромно. В настоящее время оно оценивается примерно в 10 000 в день или 300 000 в месяц. Таким образом, потребность составляет около 3,6 миллиона артиллерийских снарядов в год. По данным российского Министерства обороны, на текущий год запланировано производство около 2,1 миллиона снарядов - но это не соответствует требованиям, которые Россия ставит перед собой для значительных территориальных захватов. По собственным данным, для этого России потребуется около 5,6 миллиона артиллерийских снарядов.

Компенсировать это призваны поставки из Беларуси и Северной Кореи. По словам министра обороны Южной Кореи Син Вон Сика, режим в Пхеньяне уже поставил в Россию три миллиона артиллерийских снарядов. 

Таким образом, мир, благодаря неиссякаемым аппетитам диктаторских режимов, в первую очередь – России, вступает в новую гонку вооружений.

Как из-за развязанной Гитлером мировой войны государства в поствоенный период задумались об обеспечении безопасности своей территории, так и сейчас из-за Путина началась невиданных масштабов гонка вооружений. Но на сей раз в ее основе лежит не идеологическое противостояние капиталистического мира с большевизмом, названное холодной войной из-за отсутствия военных действий, а угроза реальной войны между силами Добра и Зла на разных концах планеты.

Предыдущая, Гонка-1, привела к краху Советского Союза, что станет с подсанкционной Россией в результате Гонки-2, вопрос риторический. А как ремилитаризованный Запад сможет примирить принятые на себя обязательства с ограниченными налоговыми поступлениями и все возрастающими потребностями в социальном обеспечении и здравоохранении, станет острым политическим вопросом в ближайшие годы.

# 8385
avatar

Мира Гасанова

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#