Американо-российские переговоры - ОБЩИЙ ВРАГ – ЯЗЫК УЛЬТИМАТУМОВ

Американо-российские переговоры -  ОБЩИЙ ВРАГ – ЯЗЫК УЛЬТИМАТУМОВ
18 января 2022
# 11:15

Неизменным трендом большой геополитики остается борьба стран-лидеров за обладание стратегическим преимуществом. Сами мировые державы и вместе с ними все сообщество свыклись с тем, что судьбу соперничества решают военные приготовления. США и Россия в этой плоскости идут нога в ногу.

Как только одна из сторон совершает рывок в наращивании стратегического потенциала с суперсовременными технологиями военного назначения, другая спарринг в обязательном порядке отвечает сообразным действием, демонстрируя, что уже позаботился об обладании надежным противовесом. Как бы ни странно это не выглядело, стороны добиваются баланса в показателях военно-стратегического соперничества и этим обеспечивают защиту от прямого силового столкновения.

Но в современных условиях, понимая особенности ожиданий мирового сообщества, США и Россия вовлечены в диалог для достижения стратегической стабильности. Обнадеживающим фактором является готовность сторон продолжать взаимодействие, точнее, предметный разговор ради достижения разрядки. Начавшийся летом 2021 года раунд не буксует, и готовность Вашингтона и Москвы продолжать обсуждение жгучих вопросов создает подспорье для достижения консенсуса по многим вязким вопросам, включая украинскую дилемму. 

Сказать, что все идет как по маслу, в корне неверно. Наоборот, наблюдается накопление жесткого контента, при котором стороны обозначают свои красные линии. Это в определенном смысле уже тревожный показатель.

Если вспомнить, что эти линии были определены на закате холодной войны, когда Москва выказала готовность вывести свои войска и ударный потенциал из Восточной Европы, а США обязались остановить продвижение НАТО в направлении советов, становится ясно, что главная интрига перманентного противостояния сохраняет силу, и она заключена в скобки позиционного противостояния.

На данный момент Вашингтон, несмотря на то, что уверенно говорит о своем стремлении достичь безопасности, обладает тактическим преимуществом. Как только не стало СССР, США инициировали плавный ход в восточном направлении, взяв в свои объятия не только страны восточно-европейского полюса, но и государства постсоветского пространства. Речь о прибалтийской тройке. Теперь на кону Украина и Грузия, вокруг судьбы которых обозначены прения, двигающиеся в сторону отрицательной спирали. 

Москва громогласно подтверждает главное свое требование к США и странам НАТО по гарантиям безопасности и дает понять, что всеми силами будет стоять на своем. Речь о нерасширении альянса на восток. На этом фоне Россия исключает любую возможность появления у своих границ ударных ракетных систем с минимальным подлетным временем. Наконец, Москва требует от североатлантического альянса возврата на исходные позиции, что были установлены к концу 90-х годов.

Так, наличие мощной военной инфраструктуры НАТО у западных рубежей России является не просто раздражителем, а реально существующей угрозой. Потому на переговорах Москва ставит вопрос и наличии не только юридически обязывающих обещаний, а стопроцентных гарантий, что Запад не будет наращивать запасы и не станет расширять НАТО за счет постсоветских стран.

Америка же выдвигает свои требования, намекая на то, что не желает мириться с жесткой политикой визави, который «закрывает двери другим странам для вхождения в североатлантический блок». Концентрированным ответом Запада Москве стала сентенция, согласно которой Вашингтон не намерен обсуждать проблемы без участия стран, которые являются партнерами США и НАТО.

Когда американцы утверждают, что «не собираются решать судьбу Украины без участия Украины, судьбу Европы без участия Европы и судьбу НАТО без участия НАТО», это уже означает, что над продолжающимся диалогом превалирует фактор максимализма.

Не исключено, что в демонстрации жесткости США осторожно нащупывают позицию оппонента и заодно желают определить границы допустимого. Ведь всегда эмиссары Вашингтона на переговорах высокого уровня непременно напоминают, что они открыты для обсуждения конкретики. Это касается судьбы ракетных систем в Европе в свете прекращения действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Америка также проявляет озабоченность относительно введение взаимных ограничений на масштабы военных учений и повышение уровня их прозрачности. На первый взгляд все обозначенные пункты повестки располагают потенциалом консенсуса. Однако стороны в последнее время подходят к обсуждениям с непримиримых позиций, демонстрируя непоколебимость.

Но на поверку обе стороны обязаны проявлять максимальную ответственность в непростой ситуации, ибо на кону не только судьба двустороннего соперничества, но и всего человечества. Нельзя пренебрегать усилением конфронтации и доводить обстановку до температуры кипения. Подвешенное состояние принципиальных вопросов само по себе становится тревожным фактором, и чтобы вывести их из стагнации, необходимы синхронные действия.

И потом, раз речь идет о судьбах мира и безопасности, и достижение консенсуса задевает интересы всех стран и народов, стало быть, в действии находятся уже не две стороны, а, как минимум, три – США, Россия и сообщество. Два лидера обязаны учитывать ожидания партнеров, всех государств и народов, которым важно чувствовать себя не в мнимой, а реальной безопасности.

Стороны попеременно призывают друг друга не медлить, действовать прагматично, чтобы гарантии безопасности поскорее превратились бы в достигнутый результат. Этого желает также мировое сообщество, которое делает все возможное, чтобы усилия дипломатов мировых лидеров не пошли насмарку. И для этого перво-наперво Вашингтон и Москва должны отказаться от языка ультиматумов. В этом случае стороны гарантированно услышат друг друга.

# 5214
avatar

Тофиг Аббасов

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#