Российский историк доказал, что «Арцах» и ИГИЛ это одно и то же

Российский историк доказал, что «Арцах» и ИГИЛ это одно и то же
26 февраля 2017
# 13:41

26 февраля 2017 года исполнилось 25 лет Ходжалинской трагедии – массового убийства боевиками армянских незаконных вооруженных формирований Нагорного Карабаха, поддержанных военными мятежниками из состава 2-го батальона 336-го мотострелкового полка Объединенных вооруженных сил СНГ, которые в ночь с 25 на 26 февраля атаковали с применением бронетехники маленький азербайджанский городок Ходжалы и уничтожили в нем и окрестностях (по официальным данным Азербайджанской республики) 613 человек, причинили увечья и ранения 487 людям, 150 человек пропали без вести, а 1275 – побывали в заложниках. Данное преступление против человечества явилось самым знаковым в ходе той войны и стало, фактически, ее квинтэссенцией, а поэтому первая юбилейная дата данной трагедии является прекрасным поводом для того, чтобы дать правовую квалификацию сути нагорно-карабахского конфликта как главной ее причины и исторического фона.

С позиции норм современного российского уголовного права Карабахская война 1988-1994 гг. является террористической войной, поскольку все ее содержание представляет собой совокупность и последовательность «преступлений террористической направленности». К преступлениям такой видовой принадлежности Уголовный кодекс Российской Федерации относит следующие противоправные деяния: террористический акт, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, вооруженный мятеж, публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой. Массовым убийствам мирных жителей города Ходжалы и умышленному причинению вреда их здоровью, что с формально-правовой точки зрения может быть квалифицировано как преступления общеуголовной направленности, сопутствовало совершение, как минимум, трех видов преступлений террористической направленности из приведенного выше списка – захват заложников, участие в незаконном вооруженном формировании и вооруженный мятеж, что позволяет квалифицировать события 25-26 февраля 1992 года в Ходжалы как акт международного терроризма.

Во время нагорно-карабахского конфликта практически все перечисленные виды преступлений террористической направленности совершались армянской стороной с той или иной интенсивностью и периодичностью, а преступление в виде организации незаконного вооруженного формирования или участие в нем являлось повсеместно распространенным на всей территории Нагорного Карабаха. Это дает нам полное право утверждать, что армянская сторона нагорно-карабахского конфликта вела противоборство с Азербайджанской республикой силами главным образом международных террористов, используя террористические средства и методы.

Транснациональный армянский терроризм как социально-экономическое, общественно-политическое и юридическое явление возник в конце XIX столетия на территории Османской империи, откуда перекинулся на Российскую империю и балканские страны, из которых затем распространился в Западную Европу и Северную Америку. Первые преступления армянского терроризма датируются 1890-ми гг., поэтому он не имеет никакого отношения к теме пресловутого «геноцида армян» в Османской империи в 1915 году. Основную ударную силу армянской стороны в Карабахской войне 1988-1994 гг. составляли боевики транснациональных террористических группировок Армянская секретная армия освобождения Армении и Коммандос справедливости армянского геноцида, оказавшихся к середине 1980-х гг. под оперативным контролем спецслужб США. Процесс их перехода на службу интересам ЦРУ США описан нами в монографии «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии: Историко-криминологическое исследование», а поэтому на данной теме мы подробно останавливаться не будем. Укажем только, что это утверждение возражений со стороны наших коллег и оппонентов за два года, прошедших с момента публикации этой монографии на русском и английском языках не вызывало, вследствие чего может считаться обоснованно аргументированным и принятым международным академическим сообществом. А это значит, что в исторической ретроспективе нагорно-карабахский конфликт может считаться первым «горячим фронтом» геополитического противостояния Востока и Запада в условиях «холодной войны», поражение  которой привело к гибели Советский Союз, в распаде которого армянский терроризм сыграл роль эффективного деструктивного инструмента.

Армяно-азербайджанская война в Нагорном Карабахе стала первой террористической войной, которую американские спецслужбы на средства армянской диаспоры руками армянских националистов (как из среды армянской диаспоры или спюрк, так и проживавших на территории СССР) развернули против Советского Союза. Факт активного участия в ней структур транснационального армянского терроризма подтверждается участием в этом конфликте незаконных вооруженных формирований армянских боевиков, полностью укомплектованных этническими армянами, являющимися гражданами иностранных государств. Оперативные наименования незаконных вооруженных формирований, составленных из граждан иностранных государств армянской национальности, действовавших в Нагорном Карабахе сначала против подразделений внутренних войск МВД СССР, а затем – против подразделений милиции и вновь сформированных практически на добровольческой основе вооруженных сил Азербайджанской республики, хорошо известны.

Первый в этом списке – отряд «Менц Мурад», создателем и бессменным руководителем которого на протяжении всей войны в Нагорном Карабахе являлся гражданин Ливана Геворк Гюзелян. Данное незаконное вооруженное формирование вело бои на мардакертском направлении, всего через отряд «Менц Мурад» прошло до 200 иностранных граждан и около 50 граждан Армении.

Второй – так называемый «батальон» «Арабо» – был сформирован в 1989 году в Ереване по инициативе руководства партии «Дашнакцутюн» из числа ее членов, являвшихся гражданами Сирии и Ливана, приобретших боевой опыт во время участия в Гражданской войне в Ливане 1975-1990 гг. Его бессменным командиром был гражданин Ливана Манвел Егизарян  Боевики именно этого незаконного вооруженного формирования повинны  в массовом убийстве мирных жителей городка Ходжалы в Нагорном Карабахе в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года. 28 июня 1992 года отряд «Арабо» близ города Аскеран был окружен частями Национальной армии Азербайджана и в ходе боя практически полностью уничтожен: 166 террористов были убиты, командование в главе с М. Егиазаряном бежало с поля боя (впоследствии Егиазарян был убит при невыясненных обстоятельствах в Ереване в октябре 1992 года, возможно, был тайно казнен).

Еще одним подразделением в составе незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, сформированным преимущественного из представителей армянской диаспоры, был так называемый «батальон особого назначения» «Шуши», командиром которого был уроженец Бейрута Жирайр Сефилян по кличке «Жиро». В отличие от большинства иностранцев армянской национальности, принявших активное участие в Карабахской войне 1988-1994 гг., Ж. Сефилян не погиб на поле боя, а интегрировался в политический мейнстрим Армении, примкнув к оппозиции нынешнему политическому руководству. При этом он не забыл опыта террористической деятельности, в 2006 году пытался организовать вооруженный мятеж и за это 10 декабря вместе со своим соратником Варданом Малхасяном был арестован по обвинению в публичных призывах к насильственной смене конституционного порядка и осужден лишения свободы за незаконное хранение оружия.

Вновь на авансцену внутренней политики Армении Жирайр Сефилян вышел весной 2016 года, когда во второй раз был задержан правоохранительными органами и арестован судом этой страны за незаконный оборот оружия и подготовку вооруженного мятежа. Его арест спровоцировал вооруженный мятеж в Ереване 17-30 июля 2016 года группы боевиков ранее до этого неизвестной террористической организации «Сасна црер» («Бешеные из Сануса»), во время которого отряд из 30 вооруженных мужчин при свете дня захватил расположение полка патрульно-постовой службы полиции Еревана, убил 5 сотрудников правоохранительных органов и захватил до 10 заложников, включая бригаду врачей и персонала автомобиля «Скорой помощи». Примечателен факт, что после сдачи мятежников сотрудникам правоохранительных органов Еревана, им были предъявлены обвинения в совершении только общеуголовных преступлений (убийство, назаконный оборот оружия, насильственный захват чужой собственности и т.п.), тогда как их действия, имеющие уголовно-правовую квалификацию преступлений террористической направленности – вооруженный мятеж, сознание незаконного вооруженного формировании или участие в нем, захват заложников – вообще не были инкриминированы. Данный факт наглядно свидетельствует о том, что в самосознании современного армянского общества совершение преступлений террористической направленности преступным деянием не является, подобная деятельность является нормой общественного бытия индивида, не подлежащей уголовному преследованию.

Этому не стоит удивляться, если принимать во внимание то обстоятельство, кто сегодня находится во главе Армении. Ныне действующий президент этой страны Серж Саргсян в 1989 году сменил должность заведующего отделом пропаганды и агитации Степанакертского городского комитета и помощника первого секретаря областного комитета Коммунистической партии Азербайджана в Нагорно-Карабахской автономной области АзССР на пост председателя комитета сил самообороны самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики, сосредоточив в своих руках оперативное управление боевыми операциями армянских сепаратистов и международных террористов в Нагорном Карабахе. Именно он несет персональную ответственность за организацию такого преступления террористической направленности как вооруженный мятеж 2-го батальона 336-го мотострелкового полка 25 февраля 1992 года, результатом которого стала массовая гибель днем позже мирных жителей в городе Ходжалы.

Главным результатом Карабахской войны 1988-1994 гг., которую мы считаем первой террористической войной в истории человечества, нравится ли это кому-то или нет, является появление на территории Южного Кавказа (но не на политической карте мира) квазигосударства «Арцах» или самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики, легитимность существования которого до сих пор не признал ни один субъект международного права, даже Республика Армения. Сегодня мы можем говорить о наличии общих имманентных черт, присущих двум современным террористических квазигосударствам, в основе бытия которых лежит идеология национально-религиозного экстремизма. Речь идет о квазигосударстве «Арцах» и квазигосударстве «Исламское государство Ирака и Леванта», причем  второе является репликой, репродукцией или воспроизведением первого, но в более крупных масштабах. Мы выделяет восемь общих типологических черт, присущих им обоим.

Арцах и ИГИЛ располагаются на оккупированных землях других государств – Азербайджана и Ирака с Сирией соответственно. В этом заключается х главное отличие от Косово, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Донбасса, Луганщины, появившихся на политической карте мира в результате гражданских войн в Сербии, Молдове, Грузии, Украине. Арцах и ИГИЛ являются результатом внешней агрессии, тогда как все остальные перечисленные самоуправляющиеся области – закономерным и логичным следствием внутриполитических противоречий этнополитических элит тех стран, на территории которых они образовались.

Еще одной чертой, объединяющей Арцах и ИГИЛ в некое родовое множество, является паразитическое существование двух этих квазигосударств за счет незаконной эксплуатации природных ресурсов захваченных ими территорий и контрабандной поставки полученного сырья на мировые рынки. Это обстоятельство лишний раз доказывает наличие в мировой политике тренда на ведение экспансионистских войн, направленных на захват источников сырья, а не рынков сбыта, как это было еще столетие назад, для чего и создаются такие квазигосударства как Арцах и ИГИЛ.

Экономика, в основе которой лежит контрабанда природных ресурсов захваченных территорий, объективно не может обеспечить беспроблемного существования этих квазигосударств, находящихся в условиях ведения внешней войны. Поэтому они для своего более ими менее стабильного существования нуждаются во внешнем спонсорстве. Главными спонсорами Арцаха является Армения и армянская диаспора или «спюрк», за спиной ИГИЛ стоят арабские нефтяные шейхи и транснациональные корпорации, для которых существование свободной и независимой Сирии является главным геополитическим препятствием на пути строительства трубопроводов для экспорта углеводородов в Европу.

Завоевание и последующая оккупация территории Карабаха армянскими незаконными вооруженными формированиями привела не к захвату и подчинению местного населения, кактого должна требовать логика любой колониальной войны, а исключительно к «этническим чисткам» и изгнанию из мест традиционного проживания от 700 тыс. до 1 млн. представителей мусульманских народов, ранее являвшихся гражданами СССР, – не только этнических азербайджанцев, но еще и курдов и турок-месхитинцев. Аналогичную картину мы наблюдаем и на территориях, захваченных ИГИЛ: подданные этого террористического квазигосударства путем публичного вооруженного насилия проводят религиозные «чистки» на захваченных ими территориях. Их жертвами становятся не только иноверцы-гяуры – курды, армяне, христиане, сирийские туркмены или тюрки-туркманы, но и добропорядочные мусульмане-алавиты.

Одним из средств политического и социального управления в данных квазигосударствах являются акции устрашения местного населения, принуждающих его покидать ранее обжитые места, является проведение массовых публичных казней противников Арцаха и ИГИЛ, жертвами которых зачастую становятся ни в чем неповинные люди. Отправной точкой «слепого» массового террора в отношении местного населения в Арцахе стала печально известная «Ходжалинская резня». В истории ИГИЛ также есть преступление против человечества, сопоставимое с «Ходжалинской резней»: 22 июля 2013 года в районе города Эт-Телль-эль-Абьяд провинции Ракка боевики этого террористического квазигосударства осуществили массовое убийство местных курдских жителей, в результате которого погибло около 450 человек, включая 120 детей. Обе эти трагедии мало чем отличаются друг от друга, и являются достаточным основанием для того, чтобы поставить между Арцахом и ИГИЛ знак равенства.

Еще одной четой, роднящей Арцах и ИГИЛ, явилось осуществление их боевиками ритуальных убийств, носящих характер кровавого жертвоприношения. Об этом откровенно писал Маркар Мелконян, родной брат армянского террориста № 2 Монте Мелконяна, в мемуарах об участии в Карабахской войне. Кадры ритуальных убийств европейских и американских журналистов и сотрудников гуманитарных организаций палачами ИГИЛ, очень напоминающие жертвоприношения, также обошли Интернет и потрясли весь цивилизованный мир.

Изгнание местного населения с оккупированных этими террористическими квазигосударствами территорий сопровождается стиранием для будущих поколений памяти о его присутствии на этих землях – уничтожаются памятники материальной культуры чуждых им цивилизаций.

И последнее. Террористическая природа происхождения и определяемая ей террористическая сущность квазигосударств Арцах и ИГИЛ предусматривают только одну возможность физического существования этих псевдогосударственных образований – перманентную войну со странами, на оккупированных территориях которых они ныне располагаются. Арцах и ИГИЛ были, есть и будут очагами войн и международной напряженности в регионе Большого Ближнего Востока. Война обуславливает смысл их существования, и без нее они лишаться и внешней спонсорской поддержки, и возможности контрабанды природных ресурсов оккупированных территорий, и вообще земли как места, которое они отвоевали для своего существования. Прекращение войны означает для них немедленную гибель.

Сегодня Россия и Турция являются союзниками в вооруженной борьбе с террористическим квазигосударством ИГИЛ, что стало закономерным результатом поэтапного сближения позиций наших стран на международной арене в новом тысячелетии. Достигнутое политико-экономическое партнерство России и Турции в последние годы начинает приобретать обоюдовыгодное идеологическое оформление в виде идеологии «евразийства», которая в двух странах начинает активно культивироваться не только на политическом, но и на научно-академическом уровне, что уже в ближайшей перспективе неизбежно приведет к выработке обоюдно приемлемой для двух стран идеологической концепции «славяно-тюркского евразийского единства», в которой не будет места для политически самостоятельных этнорелигиозных и национально-государственных интересов кавказских народов. Данная идеологическая концепция вполне реально может противопоставить себя идеологии «трансатлантизма», доминирующей сегодня в политической жизни Западной Европы как послушного сателлита Соединенных Штатов, что неизбежно повлечет за собой построение новой конфигурации многополярного мира.

Складывание оси Москва-Анкара существенно изменит (если не изменило уже сейчас) расклад сил в Черноморско-Кавказском регионе, для нормального функционирования транспортной инфраструктуры которого географическое положение Турции имеет определяющее значение. Однако стабильность подобной геополитической конструкции будет всегда находиться под угрозой вследствие потенциальных внешних воздействий, поскольку не будет иметь достаточной структурной стабильности. Единственной логически обоснованной возможностью увеличения запаса прочности данного альянса является трансформация оси (или линии) в какую-то иную пространственную геометрическую фигуру, например, треугольник, который бы в результате покрывал собой все пространство Черноморско-Кавказского региона, перекрывая основные линии коммуникаций. Такая логика развития событий является естественной даже с точки зрения канонов евклидовой геометрии, поскольку треугольник является самой устойчивой геометрической фигурой, самостоятельно образующей плоскость, на преодоление внутреннего сопротивления которой требуется гораздо больше сил, чем на искривление прямой. Единственно возможным для этого партнером для Анкары и Москвы может (и должен) стать Баку, а образование треугольника Москва-Анкара-Баку замкнет внутри себя пространство от Балкан до Каспия.

Кукловоды, создавшие Арцах и ИГИЛ, ответственные за развязывание Карабахской войны 1988-1994 гг., и сегодня не ослабляют своего присутствия в регионе Южного Кавказа и только наращивают его по всем невоенным направлениям. Достаточно сказать, что по официальным данным Государственного департамента Соединенных Штатов штат посольства США в 145-миллионной России составляет 1150 человек, когда так корпус американских дипломатов в 2,5-миллионной Армении насчитывает 1500 человек с дипломатическими паспортами или «лиц, находящихся под международной защитой» (к слову, это второе по численности персонала посольство США в странах мира, больше только в Ираке). Для наглядности картины сообщим, что в России один американский дипломат приходится в среднем на 130 тысяч ее жителей, тогда как в Армении этот показатель соотносится как 1:1700, то есть «плотность» дипломатического присутствия США в Армении более чем в 76 (!) раз выше, чем в России. Очевидно, что столь масштабное дипломатическое представительство в этой стране необходимо США не для того, чтобы принуждать ее  руководство соблюдать и исполнять международно-правовые акты Совета безопасности ООН по деоккупации азербайджанских территорий, а, наоборот, нужно для того, чтобы сохранять существующий статус-кво в регионе.

В качестве знакового примера активного американского присутствия в Армении и его влияния на внутриполитические и внешнеполитические процессы в этой стране можно привести деятельность Агентства США по международному развитию (USAID) в этой стране. По информации официального сайта этой американской правительственной организации, за последнее десятилетие ее представительство в Армении реализовало или продолжает реализовывать 29 программ, из них 8 – в области развития демократии, прав человека и управления, 12 – в области экономического развития, 2 – в области кредитования, 3 – в области здравоохранения, 4 – в области социальной защиты. Для сравнения: USAID в Турции не осуществляет деятельности вообще, в Азербайджане этой американской правительственной структурой была предпринята попытка реализации одной программы в области сельского хозяйства, реализация которой в настоящее время прекращена. Программы, реализуемые Агентством США по международному развитию в Армении в области развития демократии, прав человека и управления, в своей совокупности направлены на структурную трансформатизационную модернизацию системы власти в Армении, поэтому вполне возможно с большой степенью вероятности предполагать, что конституционная реформа в этой стране, предусматривающая переход от президентской формы правления к парламентской, правовая институализация которой должна состояться на референдуме в апреле 2017 года, является результатом целенаправленной деятельности, финансируемой правительством США в целях сохранения и придания большей стабильности нынешнему политическому режиму, который является продуктом Карабахской войны 1988-1994 гг., явившейся первой террористической войной в истории человечества.

Подводя итог сказанному выше, следует констатировать тот факт, что у Азербайджана сегодня есть не один стратегический геополитической противник – Армения, а, как минимум, два, для которых идеологическая триада «Армения, диаспора, Арцах» являются не просто пропагандистским лозунгом, а руководством к действию, которое планомерно претворяется в жизнь. Единственной альтернативой и средством противостояния этой политике может стать только создание «треугольника безопасности Москва-Анкара-Баку», без появления которого ситуация на Южном Кавказе будет по-прежнему оставаться крайне проблематичной, нестабильной и взрывоопасной.

# 23564
avatar

Олег Кузнецов

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#