Неожиданное заявление российского историка: «Пашинян не подпишет мирный договор с Азербайджаном»  

#

Никол Пашинян

2 августа 2021
# 20:00

Ранее в одном из азербайджанских изданий я опубликовал концептуальную статью под названием «Агония «Третьей» Республики Армения», смысл которой свелся к следующему выводу: «третья» (после дашнакской и советской) или нынешняя республика Армении изначально создавалась под реализацию идеи миацума – объединения всех кавказских армян в одно общее государство, и в первую очередь – армян ереванских и карабахских. Военный разгром Армении и возвращение Карабаха под юрисдикцию Азербайджана поставили крест на идее миацума и, следовательно, лишили смысла существования Армению в ее нынешнем виде. Поэтому она, агонизируя, предпринимает попытки вернуть себе Карабах, используя для этого имеющиеся у нее в наличии силы, средства и возможности.

Многие авторы, согласившись со мной, стали искать какие-то политические или даже субъективные причины или мотивы создавшейся ситуации, пытаясь выстраивать конспирологические версии на тему того, кому это выгодно, или кто за этим стоит. Однако главная причина нынешней ситуации вокруг Карабаха крайне далека от политики и всего, с ней связанного, и лежит в плоскости юриспруденции, а если быть более точным, то в конституционно-правовых основах современной армянской государственности. То есть, говоря языком юридической науки, мы переходим от категорий диспозитивных или ситуационно изменчивых к императивным, то есть базовым или фундаментальным. И без понимания этих императивов понять логику действий военнослужащих или заявлений официальных представителей Армении никак нельзя.

Итак, в преамбуле Конституции Республики Армения говорится, что ее народ провозглашает ее, «принимая за основу фундаментальные принципы армянской государственности и общенациональные цели, закрепленные в Декларации о независимости Армении» от 23 августа 1990 года. Следовательно, Декларация о независимости Армении является источником права для армянской Конституции, о чем прямо сказано в пункте 12 этого документа. А в преамбуле Декларации о независимости Армении указан ее первоисточник – совместное Постановление Верховного Совета Армянской ССР и Национального Совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 года «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха». Таким образом, данный документ также является источником права для Конституции Республики Армения. То есть воссоединение Армении и Нагорного Карабаха является фундаментальным принципом армянской государственности и общенациональной целью, которые имеют конституционно зафиксированную природу и характер. Конечно, все сделано очень по-армянски: один документ ссылается на другой, другой – на третий, в результате сущность вроде бы как закамуфлирована, не лежит как брендовый товар на витрине, но при этом остается неизменной. Именно совместное Постановление Верховного Совета Армянской ССР и Национального Совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 года «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха» и ни что иное является краеугольным камнем фундамента современной системы армянского конституционного законодательства. И когда премьер-министр Армении Никол Пашинян говорил, что «Карабах – это Армения и точка», то он не произносил очередной политический лозунг на митинге перед своими сторонниками и не дразнил Азербайджан, он лишь повторял квинтэссенцию главной конституционной основы нынешней армянской государственности, задолго до него заложенной и сформулированной.

Поэтому все недавние претензии официального Еревана в лице его многочисленных должностных лиц на обладание Карабахом или придание ему какого-то «особого статуса» – это никак не реваншизм, не попытки нарушить договоренности по послевоенному урегулированию или стремление повернуть историю вспять. Нет, это – сознательное и честное исполнение армянскими чиновниками всех рангов и мастей (в хорошем смысле этого слова) своего служебного долга, налагаемого на них конституционным правом их страны. И не нужно этому удивляться или негодовать. Совершать вооруженные провокации на линии армяно-азербайджанской государственной границы с целью развязать новую войну, чтобы вновь воссоединить Армению и Карабах, – это не просто частная инициатива или какой-то службистский волюнтаризм отдельных армейских командиров, а конституционно предусмотренная обязанность всех армянских военных. Не более и не менее…

Поэтому надо понимать, что пока существует нынешняя Конституция Республики Армения, пока в ней упоминается Декларация о независимости Армении от 23 августа 1990 года, а в ней, в свою очередь, – совместное Постановление Верховного Совета Армянской ССР и Национального Совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 года «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха», ни Никол Пашинян, ни какой другой армянский государственный деятель никогда не подпишут мирный договор с Азербайджаном на условии признания Карабаха частью его территории, ибо это будит антиконституционно, исходя из содержания современной системы армянского права. А если кто-то вдруг такой договор и подпишет (совершенно случайно), то армянский парламент никогда его не ратифицирует по той же самой причине, так как это будет противоречить конституционному законодательству страны. Совершенно аналогичной будет позиция нынешней Армении и по вопросу демаркации и делимитации армяно-азербайджанской государственной границы, если ее линия совпадет с административной границей между двумя бывшими советскими республиками времен СССР по картам 1975 года. Без Карабаха или претензий на него «третья» республика Армении с формально-правовой точки зрения существовать не может.

Конституционное (государственное) законодательство Армении сконструировано таким образом, что юридический отказ от Карабаха или хотя бы от политических притязаний на него принципиально невозможны. Конституцию страны можно переписать сколько угодно раз, но переписать Декларацию о независимости невозможно, поскольку это будет означать добровольный отказ от ранее провозглашенного суверенитета или изменение собственного суверенитета как субъекта международного права. Наивно полагать, что кто-то извне – Россия, Франция, США, Великобритания, Китай или кто-либо еще – смогут заставить политически или принудить дипломатически армян сделать это, если они того сами не захотят. Президент Ильхам Алиев, будучи профессиональным юристом-международником, прекрасно понимает это, поэтому, протягивая Армении оливковую ветвь мира, постоянно говорит о необходимости быть готовым к новой войне. Армения в ее современном государственно-правовом формате юридически и политически не может отказаться от претензий на Карабах, так как это заложено в конституционную конструкцию ее государственности, и данный факт следует всем понимать предельно четко и конкретно.

Какие еще «сюрпризы» таит в себе конституционное законодательство нынешней Республики Армения? Обратимся к тексту Декларации о независимости Армении от 23 августа 1990 года, которой, как уже было сказано выше, закреплены «фундаментальные принципы армянской государственности и общенациональные цели». В общем перечне продекларированных признаков и атрибутов государственности, свойственный всякой независимой и суверенной стране в соответствии с базовыми принципами и нормами международного права, есть один (пункт 11), выбивающийся из общего международного-правового контекста: «Республика Армения выступает за международное признание "геноцида армян" 1915 года в Османской Турции и Западной Армении». Эта очень короткая политическая прокламация вызывает у всякого непредвзятого и просвещенного читателя, как минимум, три вопроса.

Первый – о существовании такой географической и политической дефиниции как «Западная Армения»: ни на одной физической карте мира географической области нет, как нет ее ни на одной политико-административной карте мира. Под «Западной Арменией» армянские же идеологи и политики понимают северо-восточную часть современной Турецкой республики, которая некогда ранее входила в состав Российской империи (Карс, Ардоган, Артвин) или была временно оккупирована российской армией в 1916-1917 гг. во время Первой мировой войны (Ван, Трабзон, Эрзерум, Хаккьяри), которые, по их мнению, должны принадлежать Армении или армянам. Таким образом, факт использования в тексте Декларации о независимости Армении от 23 августа 1990 года сугубо историко-политологической дефиниции «Западная Армения» свидетельствует о наличии территориальных притязаний со стороны армянского государства не только к Азербайджану, но также и к Турции, причем эти претензии также инкорпорированы в систему конституционного (государственного) права без возможности отказа от них в его современном конституционном формате.

Второй – о правомерности применения сугубо юридического термина «геноцид» к событиям 1915 года в Османской империи. Как известно, такой вид преступления против мира и безопасности человечества как геноцид в международно-правовую практику был введен Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций от 9 декабря 1948 года в Париже и вступившей в силу с 12 января 1951 года. Современная мировая юридическая практика не признает так называемого «ретроактивного права», когда вновь вводимые в действия нормы законодательства распространяются на события, случившиеся до их вступления в законную силу. События в государстве, которое прекратило свое физическое существование за 28 лет до появления соответствующего акта международного права, никак не подпадают под его квалификацию, тем не менее государство Армения в его нынешнем конституционном формате определяет в виде общенациональной цели деятельность, преследующую цель нарушения основ международного права.

Третий – фразеологическая конструкция общенациональной цели современной армянской государственности как «международное признание геноцида армян 1915 года в Османской Турции и Западной Армении» в ее официальном переводе на русский и английский языки, опубликованном на сайте правительства Армении (www.gov.am), предполагает возможность двоякого толкования его формулировки: признание чего конкретно – геноцида армян 1915 года в Османской империи и Западной Армении или же сразу двух отдельных фактов – и  геноцида армян 1915 года в Османской империи, и Западной Армении как суверенного территориального образования вне Турецкой республики?

Естественно, отвечать на эти вопросы должны армянские политические лидеры или специалисты в сфере конституционного права своей страны (например, тот же экс-президент Левон Тер-Петросян, чья подпись стоит под Декларацией о независимости Армении), а не кто-либо еще, я же могу их здесь лишь сформулировать. Но как это видится со стороны, в конституционную природу нынешней «третьей» республики Армения, в той совокупности документов, которые ее формируют, заложены и юридически оформлены совершенно конкретные политико-правовые принципы, содержащие политические, правовые и территориальные претензии к Азербайджану и Турции, реализация которых в силу их подобного статуса является непосредственной и никак неотзываемой обязанностью армянского государства в его нынешнем конституционно-правовом формате. Такова его конституционная природа, моделировавшаяся задолго до появления Республики Армения на политической карте мира.

Изменить сложившуюся ситуацию могут только два сценария развития событий – глобальная конституционная реформа, проведенная правительством Никола Пашиняна, для перехода к «четвертой» Республике Армения без упоминания Карабаха в ее конституционных документах или новая война с Азербайджаном, которая приведет к аналогичным политико-правовым последствиям, то есть к демонтажу «третьей» республики Армения, но с большим количеством людских и материальных жертв. Иного пути окончательного решения карабахского вопроса в контексте международно-признанных границ просто нет. И выбор сейчас всецело за Ереваном.

Российский историк и политический аналитик 

# 9918
avatar

Олег Кузнецов

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#