Михаил Нейжмаков: В случае смены власти в Армении может усилиться риск новых вооруженных инцидентов на границе - ИНТЕРВЬЮ

Михаил Нейжмаков

Михаил Нейжмаков

10 мая 2022
# 19:59

Вот уже почти 10-й день в Армении продолжаются акции протеста, целью которых является отставка нынешнего премьер-министра Армении Никола Пашиняна. 

Причиной недовольства определенных сил  в стране является позиция нынешних властей в карабахском вопросе, а также в вопросе нормализации отношений с Турцией и Азербайджаном. Ситуация в целом неясна.

Скажем так, армянский лагерь разделился. Кто-то выступает «за», а иные «против». Но к чему приведут эти акции протеста? 

Своим мнением в интервью Vesti.Az  поделился российский политолог, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

- Вот уж более недели в Армении неспокойно. Протестующие выступают против нынешнего правительства. Как Вы считаете, возможна ли отставка Пашиняна?

- Массовость практически любой протестной кампании становится поводом для споров. Например, оценка численности участников акции, прошедшей вечером 9 мая на площадки Франции в Ереване, колеблется от 7700 по оценкам организации «Союз информированных граждан» до 50 000 по заявлениям представителей оппозиции.

Но пока возможности оппозиции явно недостаточны, чтобы вынудить Никола Пашиняна к отставке. В апреле 2018 года от начала масштабных акций протеста в самом Ереване до отставки Сержа Саргсяна с поста премьера прошло 10 дней (с 13 до 23 апреля). Насколько можно судить, пока у правительства Пашиняна больший запас прочности.
 
- Судя по отдельным заявлениям протестующих, так называемые «реваншисты» хотят войны.  Насколько это реально?

- Ключевые лидеры протеста говорят, в основном, не о военном реванше, а о готовности занять более жесткую позицию на переговорах с Баку и Анкарой. Например, вице-спикер Национального Собрания Армении Ишхан Сагателян заявил 9 мая, что «временное правительство немедленно сформирует высокопрофессиональную переговорную группу, которая будет вести переговоры с Азербайджаном и при необходимости Турцией….
исключительно в национальных и государственных интересах.

Целый ряд оппозиционных политиков как раз стремится дистанцироваться от утверждений, что их приход к власти будет означать возобновление масштабных военных действий. Среди прочего, оппозиционные лидеры наверняка понимают, что призыв к скорейшему разрешению противоречий с Баку военным путем как минимум сократил бы возможности по расширению круга сторонников протестной кампании.

Понятно, что в случае смены правительства в Армении переговорный процесс между официальными Баку и Ереваном как минимум серьезно застопорился бы. На этом фоне усилился бы риск новых вооруженных инцидентов, в том числе, на азербайджано-армянской границе.

С другой стороны, протестное движение далеко не монолитно, уже это сделало бы позиции гипотетического оппозиционного правительства, если бы оно смогло прийти к власти, достаточно неустойчивыми. На фоне такой неустойчивости новая вооруженная эскалация уже после его прихода к власти вряд ли была бы такому правительству объективно выгодна. То есть, от такого правительства стоило бы ожидать скорее жесткой риторики, чем готовности отстаивать свои внешнеполитические интересы путем масштабных военных операций, по крайней мере, в первое время после гипотетического прихода к власти.

Кроме того, не будем забывать, что финансовые возможности Еревана ограничены, состояние силовых структур вызывает вопросы у самой оппозиции (можно отметить, что ее лидеры призывают к «восстановлению армянских вооруженных сил»), также под вопросом получение Арменией заметной внешнеполитической поддержки в случае серьезной вооруженной эскалации, по крайней мере, в нынешней ситуации.
 
- Как, по Вашему мнению, кто гипотетически может заменить Пашиняна, если он уйдет в отставку?
 
- Именно неоднородность оппозиционной среды создало бы дополнительные сложности для формирования нового правительства в случае гипотетического отстранения от власти команды Никола Пашиняна.

Тот же Ишхан Сагателян заявлял о необходимости формирования временного кабинета министров, который «не будет правительством одного человека или партии», причем на довольно длительный переходный период, который может продлиться 1-1,5 года.

В этом случае глава такого правительства должен быть компромиссной фигурой, возможно, такой, чья готовность оставить пост после переходного периода будет вызывать меньше сомнений у ключевых оппозиционных игроков – например, в силу его возраста или бэкграунда не политика, а карьерного чиновника. 

Кстати, конструкция, предложенная Сагателяном, когда такой премьер «по вопросам безопасности и обороны сможет принимать решения только в согласовании с Советом безопасности», подходит скорее для максимально осторожной внешней политики, чем для военного реванша.

В реальности в случае гипотетического свержения правительства Пашиняна могло бы быть реализовано два наиболее вероятных сценария. Первый – когда один из оппозиционных игроков в течение нескольких месяцев серьезно потеснит других. В какой-то мере, здесь можно провести аналогии с украинским политическим кризисом конца 2013 -  первых месяцев 2014 года. 

В начале этого кризиса обсуждался довольно широкий список политиков, которые могли бы сменить Виктора Януковича, но в итоге на первый план вышел Петр Порошенко, одержавший победу на президентских выборах с первого тура. Второй сценарий мог бы предполагать более длительный период нестабильности. Возможно, со сменой нескольких составов «временного правительства» и выходом на первый план фигур, ныне не являющихся лидерами протестной кампании (например, из числа бизнес-управленцев, сделавших карьеру за пределами Армении).
 
- Акции протеста в Армении начались в тот момент, когда  и Турция, и Азербайджан не против открыть границы…
 
- Это вполне логично - одной из ключевых направлений критики в адрес Никола Пашиняна со стороны оппозиции было содержание его переговоров с Баку и Анкарой. Понятно, что подготовка к новому этапу таких переговоров стала мобилизующим фактором для протестной среды.
 
- И кому это выгодно, в конечном счете?
 
- Внутри Армении – пауза в переговорном процессе может иметь выигрышные стороны, например, для части бизнес-сообщества, опасающегося прямой экспансии на рынок страны турецких товаров (сейчас они попадают в страну, например, через Грузию). Кроме того, свои плюсы здесь есть и для силовых ведомств – чем выше внешнеполитическая напряженность вокруг страны, тем больше оснований для получения ими дополнительного финансирования и полномочий.

Если переговорный процесс Еревана с Баку и Анкарой сейчас остановится, это будет иметь выигрышные стороны, например, для Грузии и Ирана. Как известно, обе страны сейчас являются «окнами в мир» для Армении, а через территорию Ирана осуществляется еще и связь Нахчывана с остальной частью Азербайджана.

Говоря об интересах международных посредников, стоит учитывать, что переговорный процесс в любом случае будет достаточно длительным, а за это время факторы, усиливающие роль той или иной площадки для диалога, будут неоднократно меняться. Многое будет зависеть, в том числе, от развития ситуации вокруг Украины.

# 7218
avatar

Фарид Теймурханлы

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#