«Единственная страна, которая может привести США на Каспий – это Азербайджан»

«Единственная страна, которая может привести США на Каспий – это Азербайджан»
25 сентября 2014
# 13:40

Эксклюзивное интервью Vesti.Az с известным российским политическим аналитиком Олегом Кузнецовым.

- 29 сентября в Астрахани открывается IV саммит прикаспийских государств, на котором, в частности, будет решаться вопрос о полном разграничении дна Каспийского моря и может быть принята многострадальная Конвенция о правовом статусе Каспия. И первый вопрос такой: зачем вообще нужен этот статус? Ведь сейчас ведется судоходство, осуществляется ловля рыбы и добыча нефти-газа и без этого статуса?

- Интеллектуальный посыл, с которого вы начали свой вопрос, несколько некорректен: одним из вопросов повестки дня IV Каспийского саммита в Астрахани будет не разграничение дна Каспийского моря, а определение границ зон прикаспийских государств в его акватории. Это объясняется тем, что географически Каспийское море является так называемым «внутренним морем», не имеющим связи с Мировым океаном. Если говорить объективно, то Каспий – это очень большое озеро, которое люди называют морем только из-за его размеров, но на самом деле оно ничем не отличается от Арала, Виктории или Байкала, разве что вода в нем, в отличие от Байкала, соленая. Поэтому у Каспия может и должен быть совершенно иной международно-правовой статус, чем у вод Мирового океана, и он должен определяться и регулироваться только теми странами, территории которых с ним соприкасаются. С таким мнением Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана согласно все международного сообщество. Хотя так было далеко не всегда.

Нынешнее международно-правовое регулирование статуса Каспийского моря крайне неэффективно и, я бы даже сказал, бездумно, следствием чего являются многомиллиардные экономические потери прикаспийских стран. Дело в том, что сегодня вопросы судоходства, пользования природными ресурсами шельфа и биологическими ресурсами акватории регулируются нормами международного морского права, которые  распространяют суверенитет государства на 12- или 20-мильную зону от побережья. Ширина же Каспия составляет, если я не ошибаюсь, от 170 до 240 километров, или где-то 110-180 морских миль. А это значит, что в центре Каспийского моря есть как бы «ничейный» участок акватории, который с формально-правовой точки зрения может считаться международными водами. После распада СССР страны Запада очень хотели на эту часть акватории Каспийского моря наложить свою руку, что дало бы им возможность контролировать всю Европу до Урала и всю Переднюю и Центральную Азию до Памира. Но на пути реализации этих планов стояло единственное «техническое» препятствие: у них не было физического доступа к этой части акватории Каспия. Единственный путь туда – через Черное море вверх по Дону, оттуда – по Волго-Донскому каналу и вниз по Волге в Каспий. В 1994 или 1995 году поднимался вопрос о этому водному пути международного статуса как у Панамского или Суэцкого каналов, после чего корабли ВМС стран НАТО уже стояли бы в Каспийском море, а в Баку, скорее всего, была бы их военно-морская база. Но у тогдашнего политического руководства России хватило здравого смысла, что не интернационализировать Волго-Донской канал.

В результате всего этого мы имеем весьма странную ситуацию, когда внутреннее озеро пяти прикаспийских государств вдруг имеет «международные воды», которых там не должно быть в принципе, и на повестке дня IV Каспийского саммита стоит вопрос, как эти воды делить между пятью странами – по справедливости или по-братски?

- Переговоры о статусе Каспийского моря начались сразу после распада СССР, но почему за эти годы Москва, Баку, Астана, Ашгабад и Тегеран так и не договорились? В чем заключаются причины разногласий и продолжительности переговорного процесса?

- Причин этого очень много, но еще больше аспектов и нюансов, причем не только политических, но и чисто бюрократических, которые я бы назвал «протокольно-юридическими». Большинство из них совсем не интересны читателям в силу своей узкой или специальной специфики, поэтому говорить о них нет смысла. Следует говорить о главном.

Азербайджан имеет самую малую линию побережья Каспия, Иран де-юре имеет право лишь на 12-мильную зону вдоль своего побережья, поскольку доступ этой страны к «международным водам», - будем их так называть для ясности, - перекрывают территориальные воды Азербайджана и Туркменистана. По большому счету, их могли поделить между собой Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан, но это не совсем правильно, и урегулирование этого вопроса является предметом многосторонних переговоров, участники которых на этот счет имеют собственную и достаточно аргументированную позицию. Нет смысла в очередной раз говорить о том, что шельф Каспия – это кладовая углеводородов, а его воды – обиталище рыб ценных пород. Все это стоит огромных денег, а поэтому переговорный процесс по разделению источников получения потенциальных богатств идет столь долго и сложно.

По сути, два предыдущих саммита (я не беру в расчет первый – учредительный или прелиминарный) были посвящены поиску компромиссов и смягчению жесткости позиций сторон. Причем страны так называемой «каспийской пятерки» шаг за шагом приближаются к достижению консенсуса, о чем наглядно свидетельствуют итоговые документы каждой из ранее состоявшихся встреч на высшем уровне.

В ноябре 2010 года во время III саммита в Баку было подписано пятистороннее Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, а тремя годами раньше на саммите в Тегеране было заключена Рамочная конвенция о защите морской среды Каспийского моря. Подписание и последующая ратификация национальными парламентами этих важнейших, на мой взгляд, для развития дальнейшего международного сотрудничества в регионе Каспийского моря международно-правовых документов, наглядно показало, что Москва, Баку, Астана, Ашгабад и Тегеран не только способны договариваться между собой посредством поиска и нахождения приемлемых для всех стран компромиссов, но и имеют подобный опыт.

Это обстоятельство внушает оптимизм по поводу того, что долгожданная Конвенция о правовом статусе Каспийского моря будет подписана именно в Астрахани уже на следующей неделе. Говорить об этом как о свершившемся факте рано, мы с вами, в конце концов, не букмекеры, чтобы принимать ставки, но все косвенные доказательства свидетельствуют в пользу этого. Посудите сами: первые три саммита прошли с интервалом в три года плюс-минус один-два месяца, а Астраханский от Бакинского отделяют целых пять лет. Эта «просрочка» объясняется тем, что ранее у глав Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана не было достаточного основания в виде согласованного текста данной Конвенции, чтобы собраться всем вместе для очередной встречи. Теперь же, как я понимаю, такое основание есть, и предмет разговора на саммите имеется. Но чем он завершится – узнаем через неделю.

- Некоторые эксперты считают, что неопределенный статус Каспия устраивает Москву и Тегеран, которые, с одной стороны, боятся потерять свое влияние на Каспии и появления там американцев, а с другой – не хотят, чтобы Азербайджан, Казахстан и Туркменистан могли самостоятельно строить нефте- и газопроводы. По их мнению, неопределенный статус Каспия до сих пор был одним из ключевых аргументов Москвы против строительства газопровода в направлении Европы, который должен пройти через Туркмению, Азербайджан и Грузию до границы с Турцией. Вы согласны с таким мнением?

- Я думаю, что мои ответы на предыдущие вопросы достаточно четко показали всю глупость такой точки зрения. Интересно, как на Каспии могут оказаться американцы, если он является «внутренним морем» пяти стран, одна из которых занимает открытую антиамериканскую позицию, а еще три, мягко скажем, США недолюбливают. Единственная страна, которая может привести Соединенные Штаты на Каспий – это Азербайджан, ведь именно на вашей территории расположена станция технической разведки США против Ирана. Но американские транснациональные кампании и без того добывают половину азербайджанской нефти согласно «Контракту века», а на большее они и не претендуют, если брать в расчет такой аспект международной политики, как уважение со стороны Америки государственного суверенитета Азербайджана. Получается, что подобное мнение высказывают те ангажированные эксперты, кто хочет лишить вашу страну экономического суверенитета, содействуют подчинению в перспективе ее природных богатств иностранным корпорациям. Я не думаю, что нам следует принимать его всерьез.

Теперь позволю себе комментарий относительно ваших слов о том, что Россия и Иран препятствуют Азербайджану, Казахстану и Туркменистану строить трубопроводы. С какой стати? Что нам с вами делить на рынке углеводородов? Азербайджан уже имеет свой газопровод через Тбилиси до Эрзерума, на прошлой неделе было начато строительство еще одного газопровода, который будет поставлять азербайджанский газ через Турцию на Балканы. На церемонии начала строительства официально было заявлено, что транспортная мощность этого газопровода, окончание строительства которого назначено на 2017 год, составит 16 миллиардов кубометров газа в год, шесть из которых будет потреблять Турция, а остальные десять пойдут в Европу, да и только в том случае, если Турция не увеличит объемы потребления. Техническое устройство газопроводов таково, что их строят с расчетом на возможное увеличение пропускной способности магистрали без реконструкции на четверть, а это значит, что Азербайджан технически будет способен поставлять в Турцию и на Балканы до 20 миллиардов кубометров газа в год, увеличив поставки газа в Европу на 2-3 миллиарда кубометров. Но сегодня страны ЕС покупают у России природного газа в 20 раз больше. С точки зрения макроэкономики азербайджанский газ не будет образовывать конкуренцию российскому, ибо его объемы в будущем не превысят 4 % от российских поставок уже сегодня, а в 2017 году пойдут на компенсацию увеличения потребления газа в рамках общего роста потребления углеводородов вследствие увеличения экономического производства в европейских странах. Если, конечно, их экономики в ближайший год не схлопнутся из-за введенных против России санкций. Тогда будет одинаково плохо и России, и Азербайджану.

Думаю, что я достаточно убедительно показал, что азербайджанский газ ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе не составит достойной конкуренции российскому. Безусловно, экспорт газа станет еще одной высокодоходной статьей бюджета Азербайджанской республики, но это не означает, что от этого в России или в Кремле кто-то начнет кусать себе локти. Поэтому не надо путать теплое и мягкое и рассуждать о том, что неопределенность статуса Каспийского моря как-то может на это повлиять.

- Если вы не согласны с этим мнением, то, как вы объясните тот факт, что Россия каждый год наращивает количество военных судов в Каспийской флотилии? Против кого направлена эта милитаризация?

- Военно-морские силы – это вид вооруженных сил, который обладает оружием дальнего радиуса действия, способного наносить удары по объектам на удалении нескольких тысяч километров. Этим и объясняется наращивание присутствия флота России на Каспии. Согласитесь, регион Ближнего Востока и Передней Азии – это очаг перманентной международной напряженности, где уже более тридцати лет, а то и все полвека идет перманентная война, которая угрожает не только странам региона, но и России. Наверное, вы еще не забыли угрозу боевиков «Исламского государства Ирака и Леванта» начать войну против России? Ведь информация об этом, по крайней мере, целую неделю была размещена на вашем портале. Присутствие боевых кораблей дает возможность осуществления технической разведки обстановки в регионах, контролируемых боевиками, и в случае необходимости обеспечит возможность нанесения ракетного удара. Ведь из акватории Каспия это сделать ближе и проще, чем из континентальной России. В конце концов, Соединенные Штаты без согласия ООН уже бомбят территорию не только Ирака, но и Сирии, а на Украине армия использует тактические ракеты против мирных жителей Юго-востока. Так почему бы России не иметь возможность запустить пару десятков «Искандеров» по штаб-квартирам боевиков, грозящих нам войной? Чтобы остудить их горячие головы, нам пока хватило слов Рамзана Кадырова, но если вдруг у кого-то там вновь начнется обострение параноидального бреда, и для его «лечения» потребуются ракеты? Тогда-то Каспийская флотилия ВМФ России скажет свое веское слово.

Конечно, с политической точки зрения такое развитие событий кажется мне фантастическим и даже сюрреалистичным, но армия и флот для того и существуют, чтобы политики могли выбирать из нескольких уже существующих вариантов ответа на угрозы, а не придумывать из после того, как они прозвучали на весь мир.

Ответ на этот вопрос я закончу так: бояться надо не человека с ружьем, а обезьяну с гранатой.

Бахрам Батыев 

# 8684
avatar

Vesti.az

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#