«Мирный атом» Армении может стать опасным

«Мирный атом» Армении может стать опасным
10 апреля 2016
# 14:00

Меньше чем через месяц, 26 апреля, исполнится 30 лет аварии на Чернобыльской АЭС, ставшей первой в истории человечества глобальной техногенной катастрофой на объектах атомной энергетики. Для Азербайджана, в отличие от Украины, России и Белоруссии, эта тема не является настолько актуальной в силу географической удаленности эпицентра катастрофы и региона поражения радиоактивными осадками, территория которого включает в себя весь север Украины, почти всю Белоруссию и запад России вплоть Тулы. Зона поражения продуктами катастрофы по своей площади оказалась равной территории всего Южного Кавказа, главную техногенную угрозу экологии которого сегодня составляет Мецаморская (Армянская) АЭС.

В 2016 году истекает гарантийный срок эксплуатации единственного ныне действующего сегодня реактора этой атомной электростанции, и если он не пройдет модернизацию в самое ближайшее время, а на это у Армении реально нет денег, то в ближайшие годы Мецамор может стать вторым Чернобылем.

За разъяснениями и комментариями мы обратились к известному российскому историку и политическому аналитику Олегу Кузнецову.

- Олег Юрьевич, тема Мецаморской АЭС периодически всплывает на международных переговорах различного уровня и состава. С чем это связано?

- Отношение к местам расположения объектов атомной энергетики не только в бывшем СССР, но и во всем мире было такового, что невольно начинаешь верить в пресловутую «теорию заговора». Посудите сами: Чернобыльская АЭС была построена на стыке тектонических плит, Мецаморская АЭС – в области повышенной сейсмической опасности, японская АЭС «Фурусима» - в зоне повышенной сейсмической активности и связанной с ней областью цунами. Чернобыль и Фукусима уже стали очагами самых крупных и разрушительных техногенных катастроф. Мецаморская АЭС – сегодня самый вероятный претендент на попадание в данный список.

Причин для этого много, но самая главная из них заключается в том, что истекает срок гарантийной эксплуатации ее единственного ныне действующего энергоблока № 2. Чтобы у неискушенного в технических вопросах читателя не возникло вопросов и паники, нужно сказать несколько слов об истории этой АЭС. Ее первый энергоблок был введен в эксплуатацию 1 августа 1969 года, второй – 1 августа 1975 года, гарантийный срок эксплуатации был определен в 40 лет. Иными словами, он истек еще год назад. Блок № 1 прекратил работу в начале февраля 1989 года после печально известного Спитакского землетрясения, когда вся станция прекратила свою работу. После остановки Мецаморской АЭС на блоке № 1 в корпусах парогенераторов были сделаны по два выреза для проведения металловедческих исследований, в результате чего блок № 1 был приведён в негодность, его оборудование было частично разукомплектовано и продано. С этого в СССР началась перестройка и приватизация.

Судьба ныне действующего блока № 2 сложилась по-другому: в ноябре 1995 года он вновь был введен в эксплуатацию. Перерыв в работе сроком в 5 лет позволяет говорить о том, что эксплуатационный ресурс этого энергоблока до конца пока не выработан, но уже через год-два иссякнет. И тогда повторение Трагедии Чернобыля будет неизбежным. При этом надо помнить уроки истории, – как вели себя работники Мецаморской АЭС во время Спитакского землетрясения. При первых подземных толчках весь персонал станции разбежался в разные стороны, город армянских энергетиков Мецамор обезлюдел, несколько дней на станции никто не работал. Министерство атомной энергетики СССР при содействии командования военно-транспортной авиации ВВС СССР было вынуждено перебрасывать в Мецамор сотрудников Кольской АЭС, оборудование которой полностью соответствовало оборудованию Мецаморской АЭС. Поэтому надо всем четко понимать, что при первых признаках угрозы техногенной катастрофы никто из армянских энергетиков за живучесть станции бороться не будет, в результате чего пострадает все Закавказье.

- Что происходит на Мецаиорской АЭС сегодня?

- Чтобы получить объективное представление об этом, достаточно посмотреть сайт так называемого «Российского атомного сообщества»http://www.atomic-energy.ru. Я не хочу прослыть всеядным дилетантом, а поэтому не стану комментировать с умным видом содержащиеся на этой сайте сообщения относительно ситуации на Мецаморской АЭС, а лишь приведу некоторые заголовки новостей: 1 марта - «Сроки капремонта Армянской АЭС в 2017 году могут быть сокращены», 26 февраля

– «"Росатом" категорически не согласен профинансировать инвестиционную программу ЗАО "Армянская АЭС" на 2016 год», о которой армянская сторона и не просит, 25 января – «Ремонт армянской АЭС оказался под угрозой из-за цен на нефть» и т.д. Словом, ситуация вокруг Мецаморской АЭС на сегодняшний день складывается далеко не самая благоприятная, но радоваться этому в Азербайджане не должны, поскольку облако радиоактивных осадков, образовавшихся в результате техногенной катастрофы, не осядет на одну Армению, а станет угрозой для жизни людей на всем Южном Кавказе. Понимать это надо всем очень отчетливо. А радиации, как известно, воздействую на все живое, не различая ни национальности, ни религиозной принадлежности…

Лично у меня особую тревогу вызывают попытки вмешательства в процесс ремонта или реконструкции Мецаморской АЭС различных западноевропейских кампаний, которые пытаются оттеснить предприятия «Росатома». Например. Чешская «Doosan Skoda» начала было в середине февраля переговоры о реконструкции турбин АЭС, но узнав, что «Росатом» как производитель этих турбин не собирается финансировать этих работ, сразу же их быстро свернула. Я не пытаюсь этими словами как-то лоббировать интересы российских атомщиков в этом вопросе, хотя мои недоброжелатели легко могут обвинить или просто заподозрить меня в этом, однако хочу привлечь внимание читателей к этому факту.

Дело в том, что в мировой атомной электроэнергетике существует принцип: «кто строит, тот обслуживает и ремонтирует», а также поставляет запчасти и ядерное топливо. Этим с точки зрения экономической выгоды атомная электроэнергетика и хороша как отрасль экономики, – один заказ гарантирует поставщикам прибыль на 40-50 лет вперед. Потому-то во всем мире есть во всем мире есть только 5 крупнейших игроков на этом сегменте рынка, между которыми ведется жесточайшая конкуренция. Борьба с конкурентами ведется не только в экономической или технологической плоскости, но и в политической. Яркий прим ер тому – Украина, рынок которой в результате событий 2013-2014 гг. достался американским производителям ядерного топлива для АЭС. Сегодня главным поставщиком топлива для украинских АЭС стала американская компания Westinghousе, снабжающая топливом в порядке эксперимента энергоблок № 3 Южно-Украинской АЭС даже несмотря на то, что продукция этой компании не прошла лицензирования в Государственной инспекцией ядерного регулирования Украины. По сути, Westinghousе сегодня действует, как говорят в России, «на авось», - а вдруг ничего не случится. Но уже случилось: в ночь с 15 на 16 января 2015 года возник сильный пожар внутри пропускного трансформатора Южно-Украинской АЭС, что привело к аварийной приостановке ее работы.

Конечно же, Мецаморская АЭС по своей генерирующей мощности в десять раз слабее, чем Южно-Украинская или Чернобыльская АЭС, поэтому не является объектом для активной экономической экспансии извне. По сути, ее единственный энергоблок – отработавший свой срок высокотехнологичный хлам, от которого отказался даже «Росатом», который должен сопровождать его действие вплоть до полного вывода из эксплуатации, последующей утилизации и консервации. При этом следует помнить, что Мецаморская АЭС вырабатывает треть всей электроэнергии в Армении, и поэтому немедленное прекращение ее работы нанесет очень серьезный удар по экономике страны. В результате реконструкции срок ее безопасной эксплуатации можно продлить еще на 10 лет, вплоть до 2027 года, но на капитальный ремонт АЭС у Армении нет денег, а Россия – не дает.

Поэтому уже сегодня продолжение эксплуатации Мецаморской АЭС сопряжено с риском техногенной катастрофы, которая может случиться в любой момент, и чем дольше не будет проводиться капитальный ремонт энергоблока, тем все более вероятней будет угроза маленького атомного взрыва. Вмешательство западноевропейского или американского капитала только увеличит технологические риски, как это уже случилось на Южно-Украинской АЭС после прихода туда американцев. Даже если авария на Южно-Украинской АЭС никак не была связана c внедрением американских технологий, то это не отменяет высказанного тезиса о том, что сегодня Закавказье не находится под угрозой «Чернобыла № 2».

- А что нам делать в этой ситуации?

- Не знаю. Атомная электроэнергетика – это слишком тяжелая ответственность для политических режимов, которые сложились сегодня в Армении и на Украине. Мы помним, как боевики «Правого сектора» в Киеве во время Майдана захватили центр управления всеми украинскими АЭС, поставив страну на грань катастрофы. Не менее безответственно повели себя и армянские атомщики, бросив Мецаморскую АЭС на произвол судьбы во время Спитакского землетрясения. Эти действия, представлявшие реальную угрозу как для украинского, так и для армянского народов ясно показывают всем нам, что власть в странах с действующими АЭС не должна принадлежать политическим группировкам, лидеров которых ставят свои частные интересы выше национальных, а в случае с Мецаморской АЭС – и международных, поскольку сегодня под угрозой находится жизнь не только одних армян, но и всех соседствующих с ними народов Южного Кавказа – азербайджанцев, грузин, иранцев, турок, которые должны найти в себе силы и здравый смысл объединиться перед лицом атомной катастрофы, угроза которой день ото дня становится все более реальной.

В любом случае фактор завершения срока безопасной эксплуатации Мецаморской АЭС сегодня является крайне актуальным для безопасности региона всего Южного Кавказа, и которому никому не следует забывать – ни Еревану, ни Баку, ни Тбилиси, ни Москве.

Исмаил Алиев

# 20344
avatar

Vesti.az

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#