Пятница, 24 Ноября 2017, 07:28
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Это чревато продлением неприемлемого для Азербайджана статус-кво в зоне карабахского конфликта

24 Декабря 2013 10:35 - Политика.
Прочитано - раз(а)

У сторонников Транскаспийского проекта больше аргументов в плане возможности ее реализации

Окончательное инвестиционное соглашение по Второй фазе месторождения "Шахдениз", подписанное 17 декабря в Баку, открыло путь к практической реализации Южного газового коридора. Чтобы реализовать планы по поставкам азербайджанского газа на европейские рынки к 2020 году в объеме 10 млрд. куб.м. в год участникам проекта предстоит расширить Южно-Кавказский трубопровод через Азербайджан и Грузию, построить Транс-Анатолийский газопровод (TANAP) по территории Турции и Трансадриатический газопровод (TAP) по территории Греции и Албании в Италию. Стоимость этих масштабных работ, по одним оценкам, оценивается примерно в 40 млрд. долларов, по другим оценкам 45 млрд. долларов. Указанные газопроводы, как ранее неоднократно об этом заявляли официальные лица в Баку и Анкаре, будут строиться с учетом их возможного расширения в будущем и это обстоятельство позволяет говорить, что транзитные объемы Южного газового коридора не ограничатся 10 млрд. куб.м. газа в год.

О значимости проекта, как для Азербайджана, так и для Евросоюза написано немало. Южный газовый коридор, помимо экономических, сулит Азербайджану и определенные политические дивиденды, что очень важно на фоне сложных региональных проблем. Период практической реализации Южного газового коридора обусловит активность Евросоюза на Южном Кавказе, чтобы нейтрализовать возможные угрозы срыва этого проекта. Многие эксперты не исключают, например, попыток России дестабилизировать ситуацию в Грузии, новое руководство которой несклонно отказываться от ассоциативных отношений с Евросоюзом ради нормализации отношений с Москвой. Определенные проблемы могут возникнуть и в связи с усилиями России вовлечь Азербайджан в евразийские интеграционные инициативы Путина. Так, что ЕС придется быть более активным, чтобы в сентябре 2014 года заключить соглашение об ассоциации с Грузией, а также, учитывая особую позицию Баку в вопросе ассоциативных отношений, предлагать другие форматы сотрудничества для укрепления двухсторонних отношений с Азербайджаном.

Существующее статус-кво в карабахском конфликте таит в себе угрозу возобновления военных действий, а значит и риски при реализации Южного газового коридора. И такая ситуация обязывает ЕС к активным, параллельным МГ ОБСЕ, усилиям для разрешения карабахского конфликта. Баку, естественно, ожидает, что усилия посредников, а также ЕС в этом деле будут учитывать позицию Азербайджана. Хотя здесь могут появиться и не утешительные моменты для Баку в том плане, что и ЕС, как и страны-сопредседатели, будет прилагать усилия для сдерживания Азербайджана, заявляющего о праве на освобождение оккупированных Арменией азербайджанских территорий вокруг Нагорного Карабаха. А это чревато продлением еще на неопределенное время неприемлемого для Азербайджана статус-кво в зоне карабахского конфликта.

Как бы там ни было, Южный газовый коридор, помимо решения вопросов энергетической безопасности, становится для Евросоюза важным инструментом усиления своего присутствия в Южном Кавказе. При этом он открывает для ЕС новые политические возможности на фоне неудач в рамках реализации программы "Восточного партнерства". Речь идет о том, что Южный газовый коридор для ЕС не ограничивается Азербайджаном, он нацелен на доступ к энергоресурсам стран Восточного Каспия. Так, утверждая на саммите в мае 2013 года ключевые инфраструктурные энергопроекты на 2014-2020 годы, Евросоюз в очередной раз указал на то, что рассматривает Транскаспийский газопровод в качестве важного звена Южного газового коридора.

На очередной нефтегазовой конференции 19-21 ноября 2013 года в Ашхабаде временный поверенный в делах ЕС в Туркменистане Денис Даниилидис дал понять, что проект строительства Транскаспийского газопровода остается актуальным вопросом на повестке энергетической стратегии Евросоюза. Более того, он сообщил, что переговорщики ЕС и Туркменистана заканчивают работу над сделкой, которая позволит построить газопровод из Туркменистана в Азербайджан в обход России. Переговорщики, отметил он, занимаются "некоторыми незавершенными аспектами" и до конца года Евросоюз, Туркменистан и Азербайджан могут подписать соглашение о связанных с проектом экологических вопросах. Заявление чиновника ЕС, было неслучайным, поскольку после выбора в конце июня Азербайджаном проекта TAP в качестве маршрута для экспорта азербайджанского газа в Европу, многие эксперты поспешили заявить, что это конец не только проекта Nabucco, но и связанного с ним проекта Транскаспийского газопровода.

Очевидно, что ЕС не откажется от стратегических планов по экспорту туркменского газа в Европу в обход России. Тем более что к этим планам продолжают проявлять интерес Туркменистан, как страна поставщик, а также Азербайджан и Турция в качестве транзитных стран. Так, выступая в октябре в Ашхабаде на конференции ОБСЕ высокого уровня по вопросам энергобезопасности, президент Бердымухамедов, сказал, что Туркменистан обсуждает с Азербайджаном, Турцией и ЕС возможности поставок туркменского газа в Европу. По его словам, "создана эффективная форма взаимодействия с ЕС", и на данном этапе ведется предметная работа по созданию правовой базы для реализации в перспективе проекта по поставкам природного газа из Туркменистана в Европу. Упоминание Бердымухамедовым обсуждений с Турцией и Азербайджаном вопросов транзита туркменского газа в Европу неслучайно.

Летом Анкара и Ашхабад подписали межправительственное рамочное соглашение о сотрудничестве в поставках туркменского природного газа в Турцию и далее в Европу. Чуть позже глава МИД Турции Ахмед Давутоглу заявил о намерении реанимировать формат трехстороннего диалога между Турцией, Азербайджаном и Туркменистаном. Напомним, что в таком формате президенты Гюль, Алиев и Бердымухаммедов несколько лет тому назад в Стамбуле и Ашхабаде обсуждали вопросы сотрудничества в энергетической сфере. Диалог в трехстороннем формате, рассматривается Анкарой как возможность преодоления разногласий между Баку и Ашхабадом по разграничению Каспия. Анкара надеется, что трехсторонний диалог поможет сторонам наладить сотрудничество по Транскаспийскому проекту, руководствуясь, прежде всего, экономическими выгодами от ее реализации. В таком случае сохраняющиеся разногласия по разграничению Каспия между Азербайджаном и Туркменистаном перестанут быть препятствием в деле реализации проекта, как это наблюдается в сотрудничестве сторон по транзиту туркменской нефти на западные рынки через азербайджанскую территорию.

Одним из основных вопросов переговоров ЕС с Ашхабадом по Транскаспийскому газопроводу является изменение позиции туркменской стороны относительно схемы поставок газа в Европу. Ашхабад предлагает ЕС покупать газ на туркменской границе. Фактически это означает стремление Туркменистана устраниться от политических проблем, связанных с реализацией Транскаспийского проекта, прежде всего, с позициями России и Ирана. Такая позиция, в определенной степени, обесценивает позицию Туркменистана, созвучную с позициями ЕС и Азербайджана, в том, что решение о строительстве газопровода вправе принимать те страны, территорию которых охватывает этот проект, а с остальными прикаспийскими странами достаточно согласовать аспекты экологической безопасности. Некоторые наблюдатели считают, что через год-два позиция Туркменистана по схеме поставок туркменского газа в Европу может измениться. К этому времени экспорт туркменского газа в Китай в договорных объемах (40-60 млрд. куб.м. в год) снимет зависимость Туркменистана от закупок газа Россией и завершиться строительство газопровода Восток-Запад, позволяющего обеспечивать транзит газа из месторождений в восточном регионе страны на каспийское побережье.

Однако, самый главный вопрос в том, смогут ли задействованные в Транскаспийском проекте стороны преодолеть позицию России и Ирана, которые считают неприемлемым реализацию этого проекта до окончательного согласования всеми прикаспийскими странами Конвенции по новому правовому статусу Каспия. После очередного заседания Специальной рабочей группы 21-22 ноября в Москве становится ясно, что прикаспийские страны все еще далеки от согласования этой Конвенции. Так, в интервью РИА Новости спецпредставитель президента России, посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Братчиков заявил, что Конвенция о правовом статусе Каспия, над составлением которой прикаспийские страны работают уже 17 лет, едва ли будет подписана на каспийском саммите в Астрахани во второй половине 2014 года. При этом он дал понять, что вопрос строительства Транкаспийского газопровода является одним из разногласий между прикаспийскими странами. Российский дипломат назвал этот проект, как пример вмешательства во внутрикаспийские дела Евросоюза, что говорит о предвзятости позиции России к Транскаспийскому проекту. Лукавство российской стороны в отношении к этому проекту не имеют границ, поскольку в реализации этого проекта, помимо ЕС, заинтересованы и Туркменистан, и Азербайджан. Реализация проекта позволит этим прикаспийским странам укрепить свою экономическую и политическую независимость в регионе. Апелляция Москвы к вопросам экологической безопасности Каспия также не выдерживает критики, если учитывать, что дно Каспия буквально напичкано сотнями километров труб, соединяющих морские нефтяные и газовые месторождения с терминалами на суше. Кстати, одна из инициатив Баку предусматривает соединение соответствующих морских инфраструктур Туркменистана и Азербайджана для транзита туркменского газа через Каспий. Так, что у сторонников Транскаспийского проекта больше аргументов в плане возможности ее реализации. И вопрос в его реализации упирается, прежде всего, в политическую решительность Туркменистана.

Тунал Азери 

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10