Поставит ли Роухани на колени США? Баку следит – РИСК И СТРАХ

19:00
Поставит ли Роухани на колени США? Баку следит – РИСК И СТРАХ
15816

Вот тогда начнется…

 

Если не следить детально за заявлениями иранских властей в контексте последних событий, то будет чересчур сложным высказать нечто адекватное в отношении сложных политических процессов, происходящих в соседнем государстве.

А за последние дни были высказаны немало резких заявлений в адрес не только США, даже против внутренних политических «акторов», которых официальный Тегеран обвиняет в нагнетании внутриполитической ситуации в стране.          

Но больше нам запомнился предложенный сценарий президента Х.Роухани, особенно, его третий пункт, где лидер страны призывает соотечественников не поддаваться провокациям «антинациональных» сил, а поддержать избранный им же законное правительство и мобилизовать все ресурсы, чтобы «поставить на колени мировое зло», т.е. США.       

Признаться, эта тирада напомнила нам сценарий политического клана М.Каддафи перед известными ливийскими событиями. Конечно, мы вовсе, не желаем участи Ливии соседнему Ирану, т.к. Баку выложил полумиллиарда долларов инвестицию на реализацию транзитного коридора Север – Юг.

Кроме того, в Иране проживают больше тридцати миллионов наших соотечественников, а восьмидесяти миллионное население страны является нашими братьями по вере.       

Но опять же хочется вернуться к упомянутой ливийской теме. И «полковник революции» М.Каддафи в свое время высказался приблизительно так же, как президент Х.Рухани: «У нас есть три пути:

А) Остаться в Ливии и бороться с врагами ливийской революции;

Б) Остаться в Ливии и беречь «завоевания» ливийской революции;

В) Остаться в Ливии и продолжить сопротивление».

Признаться, и тон риторики президента Роухани, его вызовы напомнили нам громкие заявления покойного диктатора Каддафи. Но иранское общество не считается таким уж отсталым в политическом и общественном планах, как трайбалистическое,  разделенное общество Ливии– ведь, за этим социумом стоит, как минимум, тысячелетний опыт государственности. Даже сейчас интеллектуальные и образовательные индексы Ирана считаются одним из лучших в мусульманском мире.          

Но иранский режим, духовенство страны до такой степени примитивны в своих оценках общественного настроя, что создается впечатление, что или правящий режим совсем не в курсе лозунгов протестующего сегмента общества, или полагается исключительно на собственные репрессивные ресурсы. В противном случае, президент Х.Роухани не призвал бы своих сограждан «поставить на колени» монстра мировой политики–США.       

Есть такая известная поговорка, что умные и предприимчивые люди и общества учатся на чужих ошибках. Думается, процессы, происходящие в плоскости США – Северная Корея могут стать серьезным предметом размышления и для иранцев. В отличии от иранского режима официальный Пхеньян стремится найти общий язык с США, хотя у Кореи ядерные амбиции не находятся на словесно-риторической стадии, как у Ирана–страна имеет не только атомное, даже водородное оружие и обладает развитой сетью ракет среднего и дальнего назначения. Может корейцы неправильно поступают? Может быть в их интересах дальнейшее наращивание ядерного потенциала?..

Буквально, накануне встречи американского и корейского лидеров российский президент В.Путин сказал, что корейцы будут есть траву, но от ядерного оружия и ракетного арсенала не откажутся.

Но процессы показали, что корейцы куда более прагматичны и вовсе, не намерены есть траву.

Вдобавок, официальный Пхеньян дал понять, что не нуждается в советах Кремля, а вместо этого намерен ориентироваться на более развитый Китай, экономическое развитие которого может стать в какой-то степени ориентиром и для Кореи.                       

Естественно, процесс еще находится на начальной стадии и поэтому не стоит торопиться с поспешными выводами – ведь, очередной «корейский процесс» только-только набирает темпы и многое еще впереди.

Кроме того, опыт денуклеаризации предыдущих лет показывает, что соглашения по ядерным и стратегическим ракетным арсеналам, как правило, архисложный процесс и во многих случаях подобные процессы занимают годы, а иногда же требования этих соглашений вообще, не выполняются, в лучшем случае, ядерные программы просто, замораживаются на неопределенные сроки.      

Вернемся к Ирану. В чем заключается главная проблема Ирана? Не секрет, что проблемы в Иране начались с установлением в стране агрессивного теократического режима и вот, уже сорок лет, как США и союзники стараются замыкать геополитическое кольцо вокруг этой страны, чтобы покончить с этим феодальным режимом.

Поэтому приходится быть откровенным: проблема Ирана, это в первую, очередь его теократический режим. По этой причине, часто задаемся вопросами: почему восьмидесяти миллионное население должно нести тяжкий крест этого средневекового режима? Почему иранское общество должно быть жертвой идеологических, региональных и глобальных амбиций узкого круга нации? Почему оно должно жить в условиях непрекращающихся экономических и политических санкций, как рабы средневековой инквизиции?..

В прошлогодних и в том числе, в нынешних протестах люди открыто заявляли, что их интересуют проблемы не Палестины или Сирии, а собственные иранские. Посмотрите, Иран тратит не только финансовые, даже людские ресурсы, чтобы поддерживать палестинского Хамаса и ливанскую Хезболла или же асадовский режим в Сирии. Настоящее время между Ираном и Россией прослеживается определенное трение по поводу участии Тегерана в сирийской войне. Даже теперь, когда каждый день слышны новые сообщения о санкциях против Ирана, Тегеран все же не собирается уходить из Сирии, потому что его тревожит судьба шиитской дуги на Ближнем Востоке.          

Лично нам участие Ирана в ближневосточных процессах, его постоянные призывы об исламской солидарности всегда казались и теперь кажутся сильно идеологизированными и не искренними.

Наш Карабах находится совсем уж рядом с Ираном и вот уже больше тридцати лет мы переживаем эту болезненную проблему. Но отношение Ирана к этой проблематике всегда ограничивалось заявлениями, хотя, ограничив свои экономико-торговые отношения с Арменией, Тегеран мог бы придать существенный импульс в процесс урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Но они этого не делают…         

Не говоря еще о том, что Иран создает нам проблемы и на Каспии. Благодаря ему некоторые наши нефтяные месторождения получили статус «спорных».

Но несмотря на это, Баку продолжает углублять и расширять отношения с Ираном, как говорится, на свой риск и страх. Ведь, и от Азербайджана США и союзники требуют согласования своей политики в отношении Ирана с директивами Вашингтона, хотя Баку вовсе не обязан нести груз проблем иранской политики, - это имеет определенные риски.

Поэтому, возвращаясь к заявлениям президента Роухани хочется отметить, что есть такое понятие: мера ответственности политика. Каждый лидер вправе адресовать своим гражданам определенные политические послания, но они должны быть реалистичными и разумными, потому что политика дело серьезное.

Каждый новый иранский президент уже в инаугурационных церемониях заявляет, что пришел защищать ценности и завоевания иранской революции. Понятно, что они так и должны поступать, потому что каждый кандидат в президенты сперва проходит через «фильтры» корпуса стражей исламской революции. Поэтому такие политические ярлыки, как «реформаторы» и «консерваторы» имеют чисто условный характер–на самом деле, все они являются политическими слугами духовенства.

Но так бесконечно не продлится; в один прекрасный день на политическую сцену выйдет, как говорится, «чужак» - человек не из среды исламского духовенства. Вот тогда начнется…

 

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА