Понедельник, 25 Июня 2018, 21:31
  • USD 1.7000
  • /
  • EUR 1.9810
  • /
  • RUB 0.0269

Фуад Аббасов: «Замечательное было время» - ШКОЛА ЖИЗНИ

20 Мая 2018 10:13 - Социум.
Прочитано - s раз(а)

Итак - впечатления от первых дней в школе. Хорошие впечатления. 10 лет. Увлекательная история. Не было страха. Не помню. Скорее детский интерес. Всё такое новое.  На старшие классы смотрели, как на святых.  Я, собственно, «должен» был учиться в 190-й школе, рядом, знаете. Это было желание моих родственников, исключая меня и Папу.  Возможно это из-за того, что там уже училась моя старшая сестра.  Как бы там ни было,  воспользовавшись  отсутствием Папы в Баку (он был в командировке в Москве), меня «отконвоировали» на собеседование в 190-ю. Там всё прошло плохо.  Собеседование было сорвано!  Я отвечал на вопросы  нехотя, больше молчал, уставившись в пол, и так далее. Выражал полное свое недовольство происходящим.  Таким образом, в 190-ю меня не взяли… Мне не было еще семи  лет, можно было и отказать,  и  «коварный» план отдать меня в 190-ю  школу был сорван.  Пришлось вести в 189-ю.  А, там всё прошло замечательно – я говорил  стихи (спасибо детскому саду Каспара)  и в целом был весьма общителен. Так что, меня приняли. Моей первой  учительницей стала Куценко Лариса Михайловна. Она и проводила собеседование при приеме в первый класс.

Знакомство с  одноклассниками проходило нормально, но я не думаю, что наши отношения можно было назвать дружбой.  Мы просто общались, ходили друг к другу после школы в гости.  Не сразу, конечно.  У нас в классе учился Вася Васильев,  у него дома была черепаха. Жил он на Первомайской, ходили к нему смотреть на черепаху.  А вот с Тушиком, он же Тушканчик (Тушиев Амирхан), первые три класса мы сидели за одной партой, первой  аж посередине. И дрались прямо на уроке, стараясь вытолкнуть друг друга!  Если получалось, кто-то оказывался на полу.  Парты были цельные, деревянные, массивные для нас. Доходило до того, что парта становилась вертикально.  Смех стоял, конечно, на весь класс. Но Лариса Михайловна ни разу нас не выгнала. Понимала, что маленькие и гиперактивные…  До сих пор с ним общаемся… И в детстве часто ходили друг к другу в гости – они жили на Полухина.

Любимые  школьные предметы – это физкультура, физика, астрономия, география, химия и английский. Но дело в том, что мы воспринимали не сами предметы, а учителей. Если они нам нравились, то и предмет нравился…

Смешные случаи, связанные со школой или одноклассниками? Это долго…  Много их было…  Ну, например,  когда я  пришел в школу, а на урок не зашел. В младших классах было дело. Меня очень быстро обнаружили слоняющимся по коридору. Не помню, кто именно из учителей. Подошел и спросил, почему я не на уроке? Ответ, видимо, обескуражил: «Я вчера ел хаш!» В моих устах, как мне казалось, этого было достаточно, чтобы от меня отстали, похлопали понимающе по плечу и оставили в покое. Но меня, конечно, не поняли. Через некоторое время вокруг меня уже было три учителя. Интересовались, не болит ли у меня живот и так далее. Видимо, искали связь между событиями.  В итоге, конечно,  меня завели в класс…

А дело было вот в чем. Мне  Папа (слова Папа и Мама умышленно пишу с большой буквы) разрешил  за съеденную ложку хаша (который я терпеть не мог) не ходить на занятия. Так и сказал: «Если ты съешь хотя бы одну ложку хаша, завтра можешь на занятия не ходить!» Сложно было отказаться от такого искушения! Я съел, проглотил, вернее… Утром меня разбудили в школу, и на мой вопрос, а как же по поводу «не ходить на занятия»,  ответили: «На занятия можешь не ходить, а в школу – уговора не было».  Ну дело происходило на первое апреля.  Каким-то образом я решил, что ложка хаша освобождает от занятий.

Мальчишеская честь? Мы не думали о таких вещах, как кодекс мальчишеской чести. Вот кнопку подложить под соседа по парте? Это нарушает кодекс чести?  Поднимет нас учитель ответить с места, а когда садишься,  можешь сесть на кнопку.  И не на одну!  Так и было… Визг стоял, хохот на весь класс… Так что, перед тем, как сесть, надо было удостовериться в отсутствии угрозы.  А подсказывать тем, кто возле доски? Это честно? С точки зрения учителя – нет. А для нас – норма. А подножку поставить, когда кто-то несется во весь опор по коридору? Особенно если старшеклассник. А на первое апреля что творили? Это же, как на фронте!  Все время ждали подвоха.   И всё это было нор-маль-но!  День, когда приходил со школы со всеми пуговицами или в не порванной школьной форме,  для Мамы был праздник…

Любимые учителя: физика и  астрономия – Назлы Салимовна Караева, начальные классы -  Лариса Михайловна Куценко, история – Бабаева Любовь Александровна, английский – Елена Керимова. Она, кстати, нашу школу закончила в 1965-ом.  Если на перемене мы не разбегались, а стояли рядом с учителем и беседовали,  значит, мы любили предмет. Но через учителя, конечно.  Благодаря Ларисе Михайловне, её отношению к нам, мы стали более открытыми. Она была доброй и не строгой. Понимала, что работает с детьми малыми. С ней еще один интересный случай произошел. Расскажу. Мой Папа и супруг Ларисы Михайловны, дядя Женя были  дружны. Как потом выяснилось, они работали в одной отрасли – морской. Однажды они пришли к нам в гости вместе со своими дочерями. Тогда было принято, чтобы взрослые сидели во главе стола, а дети где-то там, внизу. Те из детей кто быстро поел, шли играть в другую комнату – детскую. В сумме, нас детей, было шестеро. Я был  последним из детей, кто всё еще ковырялся в тарелке - один остался с взрослыми. А взрослые о чем-то своем говорили и особо я не прислушивался. И вдруг я услышал  голос Ларисы Михайловны: «Расим, не надо так говорить», - это она к Папе обращалась. Потом вновь  оживленная беседа, и она еще раз произнесла  фразу: «Не надо так говорить». «Как не надо говорить, Лариса?  - спросил Папа,  - Да, я мечтаю, чтобы Азербайджан стал независимым!».  «Но тебя же посадят за эти слова!» - воскликнула Лариса Михайловна.  «Алиев не сажает патриотов, он сажает только жуликов», -  ответил Папа. Вот так. Это был 1975 или 1976 год.

Благодаря Назлы Салимовне я стал учиться на «пятерки». Как-то стояли на перемене, столпились вокруг неё, беседовали. Это было в 9-ом. Как сейчас помню – 5-ый этаж, угловой класс. И она говорит: «Вот, Фунтик (это она меня так называла, еще у неё был вариант Чебурашка – только она так называла и до сих пор так называет) мог бы учиться лучше, голова хорошая, но не учится». А я ей в ответ: «Всё равно больше «тройки» не поставите, а  на «тройку» я и так знаю».  «А ты выучи – посмотрим», - сказала Назлы Салимовна. Это так мне в голову засело! На следующий урок я подготовился, поднял руку, ответил и получил первую «пятерку» по физике! В тот день я пришел домой такой гордый, что можно было подумать, Берлин взял!   С физики всё и началось…  Потом перекинулось на астрономию,  и пошло-поехало по всем предметам. Ну, и дальше в Мореходке. Так что, все мои дальнейшие «пятерки» - её заслуга.

История – Любовь Александровна. Тоже были очень хорошие отношения. Не понимаю почему... Можно выйти из класса?  Пожалуйста! Можно опоздать на урок? Пожалуйста! Можно я завтра отвечу? Пожалуйста!  Только один раз отказала мне. Это был, кажется, 10-ый класс. Не помню, по какому поводу, то ли 8 марта было, то ли  другой праздник. Нужно было купить торт для  класса.  Деньги собрали, дождались её урока,  уверен был, что Любовь Александровна отпустит в магазин. Но отказала…  Сказала, что важная сегодня тема урока, потом купите свой торт. Одним словом, не пустила нас. Вот не помню,  с кем мы должны были идти за тортом, но точно решили, что торт будем брать в гастрономе на Торговой. Вечером того же дня, уже дома, я узнал, что днем именно в этом магазине произошел взрыв. Выбило все витрины и были пострадавшие…

Воспитательный процесс иногда проходил весьма жестоко. Учитель математики – Данилян Аркадий Александрович – бросался мелом и мог сильно треснуть. А если принять во внимание его физические размеры и то, что он в прошлом был штангистом,  можно оценить наши риски от математики!  У нас учился Алекпер Алекперов. Хулиган еще тот был. Он на уроках любил стрелять из трубочки. Отрывал бумагу, сжёвывал, получалась мокрая пуля  и стрелял. Но однажды  он  промахнулся, стрелял с задней парты на первую и попал в Аркадия Александровича.  Данилян так рассердился! Очень быстро вычислил снайпера и пытался эту трубочку ему в голову имплантировать, причем, вращающими движениями.  Голова Алекпера выдержала, а трубочка сломалась у Даниляна в руках…

А вот Тарлану Марсюкаеву в  8-ом классе сильно не повезло. Это был 1978 год и в Баку то ли приехал, то ли должен был приехать, Брежнев. Мы толпой выходили с физкультуры и Тарлан крикнул: «Брежнев дурак!» Вот не знаю почему. Но очень громко крикнул… Услышали… Учительница по физкультуре Галина, кажется, звали,  не помню точно... Его отвели к директору школы и отчислили из школы. Я его больше не видел. По слухам стал сапожником. Ребята говорили, что где-то возле кинотеатра «Вятян» работал. А учился он очень хорошо… И здорово играл в гандбол.

С  родителями  мы очень редко  делились своими детскими проблемами, но особых проблем и не помню. Ну, «двойка» была проблемой… Прятали дневник... Если Мама узнавала, Папе не говорила. Сама ругала.  Шантажировала, что Папе скажет…  Это работало! Папу мы боялись. Он нас не бил ни разу, но взгляд его вгонял нас в страх…

В школе я не участвовал ни в каких кружках,  а  в  Дом пионеров добровольно ходил.  Кружок радиотехники. Меня Ахмед Гасымов подбил, скучно ему было одному.  Мы с ним дружили уже в старших классах. Он потом «Политех» закончил по радио. Внук Мирза Ага Алиева -  народного артиста СССР. Тогда, конечно, про это не знали, да и он не говорил. Да и не важно это было...

С уроков сбегали.  Было такое. В старших классах. В 9-ом, реже в 10-ом. Но сбегали из желания стать взрослыми , что ли… Или из солидарности… И мы делали это грамотно! По очереди, группами по два-три человека. И не все. Идущие на «золотую медаль» тихо завидовали.  Скрывались в зоопарке или в кинотеатре «Вятян» на каком-нибудь киносеансе. Верхом «шатала» было не зайти на урок и «прошаталить» в школе. Ну, это мы на крышу школьную лезли. На пятом этаже была пожарная лестница…

Школьные завтраки… Любили сосиски, коржики, а мороженное продавали во дворе.  Разное… И пломбир был, и шоколадное… А вот в школьную столовую  на втором этаже на большой перемене - 20 минут - было не пробиться. Но можно было выйти из школы. Так что, мы бегали в «Пассаж» - базар внизу. Там в хлебном покупали булки и лаваш из сливы. Еще приносили завтраки с собой. Мама клала в портфель. Редко, когда ели их в школе. Всё больше по дороге домой, чтобы она же  не ругалась. Но никогда не выбрасывали. Мы вообще не выбрасывали хлеб. Как и сейчас в Баку, если видели на улице хлеб - поднимали...

Каникулы… Каникулы я проводил в лагерях! Но не в тех,  в которых Солженицын и  прочие диссиденты.  В пионерских: «Мир», «Маяк»… Это другая тема. Школа как-то послала в Губу. 8-ой класс был, по-моему?  Жили в палатках на берегу реки. Отряд назывался  «Орленок».  Просыпались под пионерский горн. Ходили в походы, готовили уху, пели песни. Песня нашего отряда: «Орленок, орленок взлети выше солнца…» Помню до сих пор.  Все в красных пионерских галстуках. Несколько раз среди ночи случались проливные дожди. Все были мокрые. Ложился сухой, просыпался в луже и мокрый. Разводили костры, сушились. Тоже среди ночи. В 7-ом классе, кажется, в Москву ездили. Сборный был состав школы. Жили в гостинице «Заря» - помню. Музеи, Мавзолей, Красная площадь…

Любимые кинотеатры  -  «Азербайджан» и «Вятян». В «Азербайджан» ходили с родителями, а  «Вятян» был местом «шатала».  Два фильма запомнил из детства… С Папой ходили... Это «Бриллиантовая рука» и «Джентльмены удачи». Фильм «Войну и мир» показывали в школе как-то. Тема была по литературе. В кабинете НВП (на первом этаже)…

Книги и музыка…  В лагерях музыка была советских ВИА. Гармонист, помню, был. Отбой, подъем, построение, подъем флага и так далее.

Дома и когда собирались классом – Абба, Бони М, итальянская - 80-х… Всё как у всех. Что я читал? Читал только научную фантастику и Конан Дойла. И много читал про море и пиратов. Не буду перечислять - все читали...

Помню загородные поездки с классом на дачи.  Под родительским надзором. Не всех, конечно, родителей…  Но всегда были… Что делали? Ели шашлыки, пили лимонад и общались. Танцы еще были…  Утром туда, вечером обратно. Строго без ночёвки.

На выпускном вечере я был меньше часа. Пришел, конечно, поговорили с учителями, с ребятами. Бал там был, рассказывали ребята.  Опять-таки, музыка советская, школьная. Дело в том, что утром я должен был ехать на соревнования в Сумгаит, и не мог позволить себе ни поесть,  ни газировки выпить – вес контролировал. Перед выступлением нас взвешивали. Да и важно было быть свежим. Так что, выпускной,  практически, прошел мимо…

С бывшими одноклассниками  общаюсь, конечно.  С Тушиком (Тушиев), с Хатой (Малахат Исаева) с Гасымовым, с Абасовым Эльмаром… С кем-то сталкиваемся и зависаем, вспоминаем….

Школа начиналась с двери, на которой стояла Сурая ханым. Директор школы номер два! Опоздавших после звонка не пускала! Но стоило немного поскулить, и она, ругаясь, открывала дверь, и мы бежали со всех ног в класс. Потом была Пикя ханым – столовая! Директор  школы номер три!   А в целом, школа была для нас домом. Не первым и не вторым – просто домом. Нашим. Продолжением места, где мы жили. Вы же знаете, что наша школа стояла на месте  Собора Александра Невского. Не только наша, все три школы!  «Бюльбюля»  (26-я), 190-я и наша – 189-я. Кто-то из ребят на внешнем дворе откопал какие-то кости. Так мы потом всем классом там клад искали. Но только человеческие кости и находили. Это у нас и отбило желание к черной археологии.

Общий двор трех школ был местом ристалищ. Бюльбюлевцы не особо дрались – интеллигенция. А вот 190-я и мы – почти всегда. Они нас называли русскими.  И мы с ними дрались. По-детски, конечно, без увечий, но дрались все! И русские, и евреи, и украинцы. С криками: «Сами вы русские».  А еще любили, если снег в Баку. Это тот самый случай, когда портфель был очень нужен! С горки, по очереди! Кто учился в 189-й, поймут. А внизу «каша-малаша», как говорили.

Замечательное было время. И, конечно, всегда вспоминаем с теплом и благодарностью.  И счастье, что закончили 189 школу! Спасибо, наши учителя! Спасибо Школа! Спасибо!

Фуад Аббасов,  Казахстан, генеральный  директор транспортной компании

Бахрам Багирзаде

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10