, 27 Мая 2018, 17:31
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Информированный оптимист Рамиз ГасаноглыБЕСЕДЫ С БАХРАМОМ

12 Апреля 2018 09:40 - Культура.
Прочитано - s раз(а)

На его замечательных спектаклях и фильмах выросло не одно поколение моих соотечественников. И до сих пор, несмотря на новый век и новые форматы, его работы постоянно стоят в сетке вещания наших телеканалов. Так в чем же секрет творческой плодовитости и долголетия режиссера Рамиза Гасаноглы? Талант и высочайший профессионализм? Безусловно! Но если бы в них не было трепетного сердца Мастера, о них бы давно забыли… Но мы помним, мы любим, мы смотрим и ждем новых работ режиссера.

Мы с вами делали интервью лет девять назад, с тех пор многое произошло в нашей жизни. Нулевые годы были бурным всплеском, с середины десятых мир снова качнуло и он начал погружаться в различные кризисы. Вы, как художник, чувствуете это грозное дыхание времени?

Довольно точный портрет того, что с нами происходит… Но, видимо, человек, занимающийся творческим трудом, несколько отличается от всех остальных людей именно своей способностью чувствовать. В бытовом смысле прожитые годы чуть-чуть меняют твою физическую сущность, но сущность мыслей не меняется. Хочется работать, работа, к счастью, есть, но не всегда она бывает по душе. За последние десять лет можно по пальцам одной руки пересчитать проекты, которые были действительно важными в творческом плане, и, слава Богу, что они состоялись.

Можно ли назвать ваш спектакль «Sonuncu» одной из таких работ? Очень хорошие отзывы, прекрасные, тонкие рецензии, в которых высказано много добрых слов и о вас, и о писателе Пярвин, и о Чехове.

Чехов, конечно же, не узнал бы свою пьесу, потому что мы использовали только ситуацию, а все остальное - это оригинальный сюжет. Но на то он и Чехов! Он использовал в своем творчестве вселенские мотивы, которыми могут пользоваться поколения, культуры, народы, столетия… В этой пьесе показана судьба человека, прошедшего то, с чего мы начали разговор – мясорубку времени. Не все люди выдерживают это испытание. Кто-то ломается, кто-то обладает даром любую ситуацию выстроить под себя, но мой герой из тех, кто подстраивается под жизненные обстоятельства, и этим он полностью отличается от чеховского персонажа, описанного в «Лебединой песне». Пярвин блестяще справилась с написанием нашей интерпретации, хотя нас отделяют целые поколения!

Как вы с ней познакомились?

У Анара, с которым я дружу много лет. Она занимается исследованием его творчества и недавно защитила диссертацию по этой теме. Лет пять назад я пришел к Анару и впервые ее увидел, тогда она как раз только начала работать над своим исследованием. Пярвин - журналист, печатается в различных изданиях, у нее своя колонка в одной из газет, где она пишет культурологические и искусствоведческие статьи. Сейчас она занимается очень интересным проектом, посвященным 120-летию азербайджанского кино.

С чего началась ваша совместная работа и почему из гигантского мирового литературного наследия вы выбрали именно Чехова?

Во время встреч с Анаром мы беседовали на самые разные темы, и Пярвин иногда принимала участие в наших разговорах. А в это время актер и режиссер Джахангир Новрузов, который сейчас преподает в турецком университете Аданы, к своему 60-летию захотел, чтобы я на телевидении поставил спектакль по Чехову с его участием. «Лебединую песню» я знал очень давно, со времен, когда учился в ЛГИТМИКе (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии), и мы постоянно играли друг у друга в студенческих постановках. Но спустя годы эту пьесу я уже представлял по-новому, и мне показалось, что Джахангир не подходит под чеховский персонаж.

Вы воспользовались готовым переводом пьесы?

Нет… Я одинаково хорошо чувствую себя в стихии двух языков – азербайджанского и русского, и поэтому не могу читать русскую литературу на азербайджанском, каким бы хорошим ни был перевод. Да и другие произведения мировой классики я предпочитаю читать на русском языке - я полагаю, что в сфере переводов русская культура весьма преуспела. Но я почувствовал, что неправильно будет ставить русскоязычного Чехова для нашей публики, и тогда у меня возникла идея перевести ее на азербайджанский язык.

Режиссер обязательно должен учитывать время и зрителя, к которому он выходит со своей темой. Начало ХХ века, Чехов, русская культура, но что это даст современному азербайджанскому зрителю? И тогда я подумал, что эту пьесу надо приблизить к нашему времени и реалиям. Готового перевода я не нашел, и тогда решил обратиться за помощью к Анару. Недавно к своему юбилею он выпустил книгу своих переводов поэзии, прозы, эссе, в которой собрал самых разных авторов – поэты «серебряного» века, Пушкин, Лермонтов, европейские поэты XVIII-XIX веков.

В свое время Анар сделал потрясающий перевод «Бури» Шекспира, которую затем поставил Тофик Кязимов. Впервые в Советском Союзе! И этот спектакль повезли в Москву, где его замечательно встретили. Кстати, в этом спектакле была занята моя мама…

«Вы не взялись бы перевести Чехова?» - спросил я Анара. И тут он предложил кандидатуру Пярвин, которая в то время сотрудничала с театрами, что-то переводила и уже имела опыт работы с драматургией. Пярвин мое предложение показалось интересным, потому что это был не просто перевод, но и творчество. Процесс написания пьесы тянулся целый год, и когда все было готово, я начал репетировать в театре «YUĞ». Там есть замечательный артист - Фархад Исрафилов, которого я снимал в моих телеработах и кино. В свое время он окончил матвеевский курс во ВГИКе и блестяще владеет техникой театрального перевоплощения. Театр «YUĞ» в те годы находился в своем прежнем здании напротив проходной Аздрамы. Сейчас оно разрушено, и театр «гостит» на втором этаже Кукольного театра, пытаясь как-то существовать. Но, тем не менее, наш спектакль «Sonuncu» идет четвертый сезон. За это время нас пригласили со спектаклем на сцену «Yarat», мы даже сняли его на пленку…

Честно говоря, я не так часто ставлю в театре, это лишь четвертая моя работа. В начале 80-х годов мы с Вагифом Ибрагимоглу в театре музкомедии поставили спектакль по пьесе Рухангиз Касумовой «Забавные истории». Но ставил больше Вагиф, я просто присутствовал на репетициях. В 1979 году я поставил на телевидении спектакль «Пути пересекаются», как говорят, очень удачно, потому что его до сих пор показывают раз десять в год. Рухангиз захотела, чтобы этот успех был закреплен и на театральной сцене, и решила меня пригласить. Но когда я прочитал пьесу и увидел, сколько там предстоит работы, пришло осознание, что у меня слишком мало театрального опыта…

В чем для вас заключается разница между театром и кино?

По сути это один и тот же процесс, но формы выражения совершенно разные. Главная разница заключается в том, что в театре артист все время совершенствует свою игру, в кино же действие фиксируется навсегда и ничего уже нельзя исправить или изменить. Несмотря на то, что мы уже сыграли более пятидесяти спектаклей, мы с Фархадом Исрафиловым иногда репетируем по телефону отдельные фрагменты, и каждый раз я открываю для себя что-то новое…

Чем вы сегодня занимаетесь на телевидении?

У меня творческое объединение «Sabah», которым я руковожу 25 лет. У нас был очень интенсивный период - где-то с середины 90-х до середины 2000-х годов. Бывали времена, когда каждый месяц у нас была премьера, вот такой у нас был темп! А потом поменялось руководство, изменились приоритеты и зрители…

А что конкретно изменилось в зрителях?

Вспомнилась фраза Остапа Бендера: «Киса, скажите мне, как художник художнику». Сегодня слишком много профанации в нашей профессии, и я неслучайно вспомнил товарища Бендера… У моего близкого друга есть потрясающее изречение: «Чем больше информирован зритель, тем больше он профанирует». Не сразу, но я понял глубокий смысл этих слов… В своей массе современного зрителя интересует только поверхностный слой. Я даже обратил внимание, что в интернете сейчас публикуют краткое изложение литературного произведения для тех, кому не нужна глубина мысли. Количество вытесняет качество, и как с этим бороться?

Не знаю… А не сами ли художники, вместо того, чтобы тянуть зрителя к своим высотам, спускаются к ним и предлагают творческий фаст-фуд?

Возможно, но все равно надо находить точки соприкосновения со зрителем и пытаться пробуждать в нем сочувствие.

Чем? Скандалами? Голливудскими разоблачениями? Я не вас, разумеется, имею в виду, но если художник хочет отклика, он не должен приглашать зрителя на свою «кухню», где грязный стол и полно немытой посуды. Мы же смотрит на вас, как на небожителей, и хотим уходить из театра или кино воодушевленными!

Таковы условия современного шоу-бизнеса… Как мы двигаемся вперед? Путем сравнения, и когда начинаешь смотреть на работы режиссеров других стран, у меня вырывается вопрос – где они, а где мы?! И пусть каждый из нас честно ответит себе на этот вопрос…

И все же, давайте вернемся к болевым точкам... Мы так привыкли к крови и смертям, которые стали нашим информационным фоном, что нам уже не больно!

Все, что происходит с искусством, является отражением того, что происходит со зрителем, поэтому все, что творится на сцене или экране, направлено на то, чтобы зритель себя узнал и начал думать. Я не открываю Америку, но театр для этого и существует! Последние годы я внимательно отслеживаю в социальных сетях статусы, которые появляются по поводу спектаклей или фильмов, идущих по нашим телеканалам. Мне очень интересна реакция зрителей, особенно на мои работы, которые довольно часто показывают по телевизору - «Дома любимой наискосок», «Человек в зеленых очках», «Ордан-бурдан», «В поезде», «Голодные плуты» («Ac həriflər») по произведению А. Ахвердиева, которых показывают чаще всего… Этой работе уже 25 лет, в течение четверти века она была в эфире сотни раз и это самый лучший показатель ее востребованности!

Но, возвращаясь к соцсетям, оказывается, приоритеты передаются от поколения к поколению, и люди в моих работах находят созвучие своей жизни, и по их реакции, особенно молодежи, я понимаю – значит, у нас еще есть точки соприкосновения и еще не конец…

Мы сейчас стоим на берегу огромного обрыва, наполненного бурной водой, и рассуждаем на тему, какой сейчас зритель. Я не пессимист, но я информированный оптимист, поэтому я думаю, что государство, прежде всего, должно думать о подрастающем поколении. А оно формируется художественными идеями, литературными произведениями, фильмами и так далее. К сожалению, в этом году ни один фильм не был запущен на киностудии. Из коммерческих проектов, которые я видел за последнее время, ни один фильм не выдерживает никакой критики, за исключением двух-трех. Есть такой режиссер – Эмиль Гулиев, картина которого «Pərdə» показалась мне очень серьезной. В ней есть режиссерская позиция и болевые точки нашего общества, которые ему удалось нащупать.

Несколько лет назад три наши гильдии - Гильдия киноактеров, Гильдия кинорежиссеров и Гильдия продюсеров, провели первый фестиваль «Gızıl pəri», и поскольку я активный член гильдии, то принимаю участие во всех просмотрах. Очень много фильмов разного качества проходит перед моими глазами, и я увидел, какой неуправляемый процесс, в плохом смысле этого слова, идет в нашем кинематографе. Раньше были художественные советы, потом их упразднили, посчитав, что это цензура. Но эти худсоветы были плотиной от бездарности, серости и глупости!

Я считаю, это была большая ошибка, что компетентные люди были удалены от такой важной для искусства работы. Однажды Фируддин Агаев, главный редактор телевидения и писатель, сказал замечательную фразу: «Телевизор – это самовар. Наливай туда родниковую воду или канализационную, все равно он закипит». Это было сказано лет сорок назад, но уже тогда мы чувствовали приближение к пропасти. То, что сегодня происходит на телеканалах, все эти шоу, одни и те же персонажи, которые кочуют с канала на канал, ужасает и печалит. И на этом невнятном фоне очень достойно выглядит канал Mədəniyyət, который напоминает зрителям о лучших произведениях не только азербайджанской, но и мировой культуры. Хочется верить, что все еще поправимо и мы не сделаем шаг в пропасть… Но для этого нужны усилия многих людей…

Завтра Рамиз Гасаноглы празднует свой день рождения! От всей души я желаю вам благополучия, счастья и понимания! Пусть сбудутся самые заветные ваши мечты и желания, и каждый ваш день будет наполнен творческим поиском, светлым вдохновением и радостью от новых свершений! С днем рождения вас, Рамиз муаллим!

Рубрика «БЕСЕДЫ С БАХРАМОМ» выходит на Vesti.Az при поддержке популярной сети книжных магазинов LİBRAFF

Бахрам Багирзаде

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10