Четверг, 14 Декабря 2017, 04:16
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Азербайджанский воин сам попросил командира отправить его на смерть

05 Декабря 2017 15:00 - Армия.
Прочитано - раз(а)

«Сынок, добро пожаловать домой!»

3 апреля прошлого года вечером Зейнал говорил по телефону с сыном Гусейном. «Отец, спешу порадовать тебя, мы освободили высоту Лалатепе и нанесли противнику сильный урон. И это только начало, жди новых радостных вестей» - сказал тот.

Зейнал и Тарана поженились в 1990-м. Уже спустя два года родилась у них дочь Тюркан, потом близнецы Гусейн и Кямран, а затем еще Расул, Рахман. Дочь и четыре сына. Близнецы же росли неразлучными. Тарана рассказала, что оба подали документы в институт; Кямран поступил, а Гусейн срезался, и пришлось ему идти служить в армию. Тогда Кямран взял в институте отсрочку и вместе с братом отправился на военную службу: «6 октября 2011 года мы проводили их вместе в армию. В 2013-м они демобилизовались, и Кямран продолжил учебу…»

Спустя некоторое время Гусейн объявил, что хочет стать военным. Поехал в Баку поступать на службу во внутренние войска МВД Азербайджана – не приняли, не хватило двух сантиметров роста. Наконец, в 2014 году пошел в армию сверхсрочником. «Когда начались бои, я не очень беспокоилась, ведь мой сын был танкистом. Думала, в танке безопасно. 1 апреля должен был вернуться с военной службы мой третий сын Расул, мы уже приготовились, накупили двух жертвенных барашков и все остальное для застолья. Расул позвонил и сообщил, что их батальон распустят 10-го числа».

Затем Тарана ханум сказала, что 3 апреля говорила по телефону с Гусейном, которого дома звали также Орханом: «Он сказал, что наши продвинулись далеко вперед, одержали победу. Я каждый раз наказывала ему не выходить из танка – материнское сердце беспокоится ведь. А он в ответ: смерть может найти везде. Последний раз приезжал в отпуск в феврале. Когда отпуск закончился, я приготовила и собрала ему еды в дорогу, но он ничего не взял. Сказал: у нас есть ребята, которым из дому ничего не присылают, при них я не смогу есть это, а одному кому-нибудь дам - остальные почувствуют себя обделенными».

Тарана ханум припомнила, что ее сын дважды попадал в аварию: один раз опрокинулся танк, в котором он находился, а второй раз во время отпуска, когда с приятелем ехал в автомобиле: «Все поражались, как он там уцелел. Видимо, Бог хранил его, приберегал для славы, чтобы мой сын пал за Родину. Возвращаясь из последнего отпуска, посоветовал отдать большинство вещей из одежды Кямрану, сказал: он учится, а я все равно в военной форме хожу».

Беседую с Тюркан, старшей из детей семьи Демировых. Между прочим, моя вторая собеседница замужем за офицером, и военная среда и быт ей не в диковинку.

- Гусейн у нас с детства мечтал стать военным. Маленькими они с Кямраном большие проказники были, а однажды залезли за телевизор и опрокинули его. Когда вырос, всегда вызывался на любое трудное дело. В нем было стремление сделать хорошее, и еще тяга к героическим подвигам. Я и мама очень гордились, когда мои братья ушли защищать Родину. Когда ночью принесли гроб с телом моего брата, мама вышла из дому и произнесла: «Сынок, добро пожаловать домой!» Я была потрясена…

Кямран, брат-близнец Гусейна, недавно окончил Азербайджанский государственный индустриально-нефтяной университет.

- Мы пошли в армию в 2011 году. Присяга была в октябре; из-за холода и сильного ветра пришло мало народу, а церемония продлилась десять минут. Гусейн в тот день лежал в сильном жару. Как и все остальные, мы ждали прихода родителей. Когда наши показались, мы вышли из комнаты, чтобы не задевать чувства ребят, родители которых не смогли прийти. Нас с Гусейном часто путали из-за внешнего сходства, и потом, мы оба снискали уважение и командиров, и товарищей. Мы даже болели одновременно. В те апрельские дни я находился на занятиях. Знал о том, что наши перешли в наступление, что мой брат находится в первых рядах. Заранее договорились, что он будет названивать мне до тех пор, пока все не стихнет.

После 3-го апреля звонки прекратились, и я подумал, что у него телефон разрядился. Он был сильнее меня, и я уважал его как старшего. Не мог подумать, что с ним может что-то случиться. Теперь я словно ущербный, ведь мы с ним были, как говорят, не разлей вода. В тот день я с утра на занятиях странный был, места себе не находил. Утешал себя тем, что Гусейн и танкист, и артиллерист, ничего с ним не произойдет. Вернувшись домой после полудня, я против обыкновения лег поспать, тяжелый какой-то был день. В это время вошел двоюродный брат и сказал, что мой телефон звонит. Оказалось, мне звонили сестра и другие родные. Звоню сестре – отвечает кто-то незнакомый: мол, скончался престарелый дядя отца.

Мы с двоюродным братом поехали на такси в Билясувар, и по пути узнали о случившемся. Я не хотел верить и всю дорогу молил Всевышнего, чтобы машина попала в аварию и я погиб. Мы ведь с ним так не договаривались. Мы целиком доверяли друг другу…

Кямран добавил, что, как рассказывали боевые товарищи Гусейна, после освобождения высоты Лалатепе возникло затишье, и они, пользуясь моментом, вышли из своего танка, чтобы подкрепиться. В этот самый момент с армянских позиций последовал залп, и снарядом убило Гусейна и нескольких его товарищей.

- Оказалось, что накануне мой брат и еще несколько холостых ребят попросили командира отправить их в бой, а женатых прапорщиков оставить в тылу, их ведь дома дети ждут…

Аида Эйвазлы

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10